Зрителям Контакты

Ирина Попова: Люблю народную песню за ее мудрость!

02.08.2012 г.

- При  ансамбле «Кантеле»  уже 11 лет  существует  детская студия. Сейчас в нее  начинается очередной набор новичков.  Ваш ребенок занимается в этом коллективе уже два года. Почему для «Кантеле»  так важно иметь детскую студию?

 -  Это важно  и для детей, и для ансамбля в целом. При многих народных коллективах существуют подобные студии. К примеру, есть она при  Кубанском хоре. Так вот там  воспитанники студии  приходят потом во взрослый кубанский хор. Очень надеюсь на такую же преемственность и в нашем ансамбле «Кантеле». Пока это поколение у нас только  подрастает. Но  уже есть  несколько девочек, которые имеют хорошие вокальные данные и главное -  интерес к тем песням, которые исполняют в «Кантеле».

   Вообще детская студия «Кантеле» дает ребенку очень много в плане музыкального и развития. Ведь у нас в коллективе   очень хорошая база: своя сцена, студия звукозаписи,  костюмерный цех.

  Моя дочь занимается в танцевальной группе «Кантеле» под руководством Марины Острецовой. Именно тот факт, что танцевальной группой руководит такой опытный педагог, повлиял на наш  выбор. Дети с самого начала в студии знают, что такое сценический костюм, выступление на сцене. Я считаю, что все это тоже очень важные элементы в воспитании.   

Дочь занимается в танцевальной группе с  5 лет. Я много раз видела выступления  старших девочек из нашей  танцевальной группы. Наблюдая  за ними,  вижу, как они  выросли в своем мастерстве! Хочется верить, что и моя дочь будет так же красиво танцевать!  Педагог умеет найти подход к детям. К тому же,  это очень добрый человек, который с детьми, как говорится, «на одной волне».

- Мне показалось странным, что, Вы не отдали дочь учиться песенному мастерству.

- Я считаю, что начинать петь можно  позже. Хотя  сама  пела, наверно, уже  в детском саду. Но серьезно песней занялась лет в 7-8, когда  начала  заниматься в хоре  при ДК ОТЗ, потом был хор «Теллерво» при Дворце детского творчества.

 - А сегодня Вы - солистка  ансамбля  «Кантеле».

- Сейчас  в  моем  творчестве некий  «переходный период». Хотя я  закончила в Академии имени Гнесиных  отделение народного песни, а  мой жанр - это народная песня, но только сейчас   приходит понимание того, что такое певица, что такое песенное творчество. По-моему, музыкант не должен ограничиваться  рамками  какого-то  одного жанра.

- Откуда у вас любовь к русской песне?

   - Русскую   песню люблю за то, что  в ней  нет ничего лишнего,  искусственного, гламурного, не настоящего, она  больше от души, от нашей жизни. Русская песня всегда связана с бытом, с традициями, с духовностью.

- Как вы подбираете песни для своего репертуара?

 -Иногда слушаю старые записи, иногда удается найти старые ноты. Сейчас существует  много записей старинной музыки. Но вообще, конечно, мечтаю поехать куда-то в деревню, найти старую песню, записать ее от старого исполнителя. Такое общение ведь потом никогда не забудется. Я всегда восхищаюсь пожилыми деревенскими  людьми. Она принимают тебя таким, какой ты есть.  В  старой русской песне есть что послушать и чему поучиться. Многие такие песни я когда-то  услышала от  своей бабушки.

    Народная песня у нас в Карелии утрачивает былую   популярность, а вместе с этим  уходит  любовь и признание  и русской народной песни. Сегодня она  не столь популярна   как в других регионах России. А ведь было время, когда только  в Петрозаводске существовало до  70 хоров! Меньше стало в республике  и самодеятельных коллективов,  исполняющих народные песни.  По-моему, им не оказывается практически никакой поддержки. А ведь  принять на гастроли хор такого уровня как Кубанский - дорогое удовольствие. А те немногие, что приезжают, можно  буквально по пальцам пересчитать. Это Кубанский хор, Северный хор, коллектив из Татарии. В этой гастрольной политике  нет системы - такого, чтоб к нам постоянно приезжали хоры на  музыкальные фестивали, праздники.  А ведь  это могли бы быть  еще и выступления   народных танцевальных коллективов. Недавний концерт Удмуртского государственного театра фольклорной песни "Айкай"  из Ижевска в рамках фестиваля «Эпосы народов мира» был просто великолепен! Коллектив подарил городу Петрозаводску незабываемый праздник!  «Айкай»  возрождает  старинные  образцы  песенно-танцевальной, инструментальной культуры, национальные  костюмы, украшения своего народа   и  воплощает  их  в сценическом пространстве.  Карельским  зрителям  явно  не хватает выступлений подобного рода.

 - Сегодня ансамбль «Кантеле» готовит новую интересную и самобытную программу под рабочим названием «Русские  Карелии», премьера которой состоится уже в декабре. Достойное место в этой программе займет русская песня. Карелия - это уникальная территория, где пересеклись традиции сразу  нескольких песенных направлений русской песни. Это русские песни Поморья, русские песни Заонежья, русские песни Пудожья.

 - Для меня как для певицы и для северянки эти песни очень значимы, понятны и близки. Всё многообразие нашего края вобрали в себя русские северные  песни. В нашем крае  при внешне суровой природе и сдержанным темпераменте северян  внутренний мир поражает  глубиной и   духовностью. И это нашло отражение   в песнях нашей Карелии. Северную песню  можно долго разгадывать и открывать – так много  в ней символов, песня полна загадок и внутреннего смысла, который открывается не сразу. Можно много раз исполнять  какую-то  песню и всякий раз  постигать ее  неразгаданный потаённый смысл. Мелодии  северных  русских  песен  завораживают  и неважно, поморская ли  это песня или заонежская – каждая из них очень мелодична и многогранна !  Поморские песни русской Карелии – это потрясающе нежные, какие-то прозрачные и хрупкие. Работу над такой песней можно сравнить с ювелирной работой – до того они  сложны в работе! Прежде, чем зазвучит песня для слушателя, идет  большая предварительная работа - это и определенный настрой на песню,  распев, ведь ее сразу не  исполнишь и работа над голосом. Заонежские песни русской Карелии  иные, я бы назвала их  магическими. Их мелодии всегда кажутся мне  архаичными, с открытой манерой исполнения  и  более зычными, чем поморские. Они очень завораживают. Получается, что наш карельский край небольшой, но разнообразие песенного богатства поражает – действительно, русские песни  Поморья, Заонежья и Пудожья очень отличаются друг от друга и манерой исполнения, и мелодикой звучания, и диалектом, и символикой, и своей внутренней поэзией. Надеюсь, что зритель, который придет на нашу новую концертную программу, она пока  носит пока рабочее название «Русские Карелии», сумеет почувствовать разнообразие русских песен нашего края. Наверняка, какие-то песни очень лягут ему на душу, ведь такие песни просто невозможно не любить!

-А что у Вас в планах?

 Буду расширять  свой репертуар, но не количественно, а качественно. Это очень важно, чтоб в песне была глубина. Хочется над каждой песней работать  больше, иметь возможность выступать   с разными коллективами, ездить на гастроли.

- На одном из последних  концертов, посвященном памяти С. Рикки, я обратила внимание на Ваш  дивный  костюм, влияет ли  он на исполнение песни?

    - Конечно. Если  тебе самой костюм нравится, то  на сцене чувствуешь себя комфортно. Эскиз этого костюма делала  художник Алла Власенко. Шили его в нашей мастерской. Это стилизованный костюм по мотивам северного костюма. Мне вообще очень нравится северный поморский  костюм - это красивые дорогие ткани, но в то же время довольно скромный костюм, в нем проявляется сдержанность северной природы, мягкие краски и полутона. Поскольку мы не этнографический коллектив, то и костюмы у нас «по мотивам» народного костюма.  Вообще же карельская песня, на мой взгляд,  очень  стильная. Хочется, чтоб таким же был и наш костюм.

 - Для исполнителя народной песни костюм – это важная часть его образа. Мне, к примеру, трудно  представить, что народную  песню можно исполнять  со сцены без него.

   - А мне совсем не трудно.  Я считаю, народную песню  и в джинсах можно исполнить ничуть не хуже, чем в костюме. Например, Алесей Архиповский, которого сегодня называют Паганини русской балалайки,  виртуозно владеет этим музыкальным инструментом, хотя и выступает  в джинсах и футболке. Он  работал в   Государственном Академическом  русском  народном  ансамбле «Россия» имени  Людмилы Зыкиной, его исполнением восторгались на фестивале «Славянский базар». Сегодня  Алексей  успешно реабилитирует русскую балалайку, которая  в  молодежной  среде  считается  устаревшим и даже  каким-то  «лубочным» инструментом». Впрочем,  народный костюм позволяет сохранить традиции. Наш коллектив национальный и для него  очень важны  народные национальные мотивы. Поэтому в нашем коллективе постоянно создаются новые костюмы для исполнителей.

 - А как Вы себя чувствуете  в народной песне?

 -Говорят, не бывает нелюбимых песен. Если взялся исполнять  песню,  ты должен ее полюбить. В этом есть зерно истины. Если берешься исполнять народную песню, то ты ее люби, будь ей верен. Наверно, именно поэтому песню все же надо выбирать по душе.  Мне комфортно в народной песне. Народная песня очень трогает. Сегодня она мало звучит с большой сцены  и  все больше  вдиковинку.  А ведь в каждой столько  народной  мудрости, проверенной годами!  Наши   деревенские бабушки может и были не очень образованными, но песни, что они  пели, были наполнены   жизненной мудростью. Народная песня - это наша история, наши бабушки,  моя деревня, мои истоки.