Зрителям Контакты

Актуальность традиционной культуры в современной жизни народов России и Карелии

Традиционная бесписьменная культура – это философская категория, которая существовала, существует и будет существовать до тех пор, пока жив человек. Она является одной из сторон жизни и деятельности каждого человека как части человеческого сообщества, который принадлежит определенному (т.е. любому) кругу общения, любой профессии, имеющему любой уровень образования, пол, возраст, семейное положение. Формы существования этой культуры никогда не являются чем-то застывшим и не подверженным изменениям. Бесписьменная культура связана с мышлением человека, его речью, с формами его жизни и деятельности и возникла как один из продуктов деятельности по выживанию в окружающей среде.

Бесписьменная культура – это категория временная. Она как время всегда движется в одном направлении – из прошлого в будущее, а траектории ее движения впрямую зависят от представлений человека об окружающей его действительности, т.е. мышления. Проще сказать – в этой форме культуры гораздо важнее способ межпоколенной ее передачи, т.е. традиция, которая всегда преобладает над информационно-практическим содержанием культуры. Совершенно естественным в контексте бесписьменной культуры как категории философии является представление ее через систему общественно значимых культурных доминант, которые устанавливаются в конкретном сообществе людей на длительное время, но опять же, не навсегда. Заметим, что при этом человек как член различных сообществ (профессионального, семейного, общения и пр.) может быть знатоком и носителем одновременно нескольких уровней и форм традиционной бесписьменной культуры.

Одной из множества характеристик бесписьменной культуры является для человека ее «незаметность», естественность. Поэтому время от времени в различных сообществах и возникает мысль об исчезновении традиционной культуры. Кстати, очередной такой выпад я как представитель сообщества по изучению бесписьменной культуры получила совсем недавно: оказалось, что именно эта форма культуры умерла еще в конце ХIХ в. Сейчас данная культура только искусственно реанимируется в угоду таким же, как и я, «замшелым» представителям сообщества Карелии. Поэтому, по мнению оппонента, «современное, технически образованное общество», оказывается, нас терпит в силу своей философской и культурной толерантности!

Почему все-таки подобные мнения о бесписьменной традиционной культуре возникают и активно распространяются в отдельных группах общения современного общества?

В определенной мере мы, т.е. «замшелые», повинны сами. На протяжении очень длительного времени мы изучаем и пропагандируем бесписьменную культуру либо прошлого времени, либо народов, в жизнедеятельности которых ярко выраженные традиционные формы бесписьменной культуры представительствуют как архаические относительно сообщества самих исследователей.

Еще одна проблема, позволяющая некоторым людям относить традиционную бесписьменную культуру к отжившим или отживающим свое время явлениям, заключена в наших этномузыковедческих, лингвистических и др. исследовательских методиках, а так же формах пропаганды «наработанного» нами материала.

Замечу, что наша профессиональная специализация по диплому – это лишь отправная точка в мире бесписьменной традиционной культуры, где специалист должен быть если уж не энциклопедически образованным человеком, то хотя бы универсалом в профессии.

И.Б.Семакова

Наш же объект научного исследования и пропаганды включает в себя обязательно языки общения в их историко-культурных формах прошлого и настоящего, явления бытовой культуры, которая тоже имеет временно׳е представительство, а так же культуру праздника. Если мировому, российскому и карельскому сообществам ставить диагноз о состоянии в них бесписьменной традиционной культуры, то этот диагноз принципиально отличатся от состояния сообществ прошлых и даже седых времен не будет. Но в современном сообществе изменилась структура бесписьменной культуры: сообщества стали требовать осознанно и много праздников. Но… не праздничную традиционную культуру как таковую, а лишь кое-что из увеселительной ее части и только для узкой возрастной аудитории начального и раннего фертильного возраста.

Закрепленный традицией праздник в конкретном населенном пункте имеет четкую, отточенную временем и конкретным сообществом этого населенного пункта структуру: ритуально-обрядовую часть, посещение кладбища и гощение пришлых участников праздника в домах устроителей праздника, праздничные гуляния, игры и др. развлечения.

В культивируемой в настоящее время форме так называемого фольклорного праздника ритуальная часть, связанная с посещением, например, церковных праздничных служб, заменена на поздравительные высказывания чиновников и других официальных лиц. Полностью ушла структура гощений (гостеваний), т.е. посещения участниками праздников могил предков и домов кровных родственников (т.е. рода). Праздничные гуляния и игры превратились в жанр регламентированного концерта с веселыми по настроению номерами, а игры на улице ориентированы в основном на детскую аудиторию. Таким образом, в настоящее время праздничная культура предлагает участникам общественно-личную антистрессовую  структуру, которая фактически является только лишь возбуждающей психику людей допинговой «начинкой» праздника. Бесконечное веселение и увеселение нашего сообщества, т.е. его безудержное развлечение приводит ко многим социальным порокам и проблемам, в том числе, привело к психологическому и реальному вытеснению из жизни, т.к. к деактуализации большей части традиционной бесписьменной культуры. Нам необходимо не только осваивать в технике бесписьменной культуры сленговые формы языков, но и сохранять, и развивать литературные языки, особенно, в виде еле живых, но все-таки живых (!) языковых диалектов и говоров (пример тому – язык русского народа), а также формы традиционной культуры, которые были рождены этими языковыми традициями.

Только корректировка общественного сознания в области современной праздничной культуры от прописанного «увеселительного сценария» в сторону традиций бесписьменной культуры, позволит нашему сообществу со временем вновь войти в мир реально жизнеспособных бытовых и праздничных традиций, но уже на ином, в сравнении с предшествующими временами, уровне. Тем самым такая корректировка позволит осознать сообществу и каждому из нас, его составляющих, что оно, сообщество, и он, личность в этом сообществе, являются носителями, знатоками, хранителями и трансляторами традиционной культуры, которая передается в сообществе контактным способом и существует во множестве версий одновременно.

В данном контексте нам, исследователям традиционной культуры, принадлежит право и честь начать исправлять методические ошибки коллег-предшественников. Именно они еще в ХVII – ХХ вв. замолчали, а затем и забыли идею о том, что языки человеческих сообществ и их бытовая культура – это всегда актуальная, современная и не теряющая своей значимости бесписьменная культура, которую мы, как коллектив, и каждый личностно усваивает и воспроизводит как культуру традиционную. Конца традиционной бесписьменной культуре в сообществе людей быть не может, как, впрочем, не существует и ее начала. Истоки этой культуры в нас самих. Произнося любимую фразу «возвращение к истокам» мы должны понимать, что за этим стоит большая духовная, морально-нравственная и бытовая деятельность по «очеловечиванию», т.е. осознанию традиционности бесписьменной культуры всего сообщества – мирового, российского, Карелии и каждого из нас, членов этих сообществ.

Публикация: Сохранение и развитие нематериального культурного наследия народов Республики Карелия: актуальные практики этнокультурных центров, проблемы и перспективы (Материалы республиканской конференции). Петрозаводск, 2012. С. 3-7.