Зрителям Контакты

Государственный национальный ансамбль Карело-Финской песни и пляски «Кантеле» /1936 – 1946 г.г./

 

Первая книга об Ансамбле «Кантеле»

В далеком 1946 г. Государственный ансамбль К-ФССР «Кантеле» в лице директора (на тот момент – В.Л.Пастухова) поручил автору Цицелии Наумовне Кофьян собрать исторический материал, касающийся «Кантеле» и на его основе написать книгу, где последовательно изложить весь путь, пройденный ансамблем с 1936 по 1946 годы. Заказ был приурочен к 10-му юбилею ансамбля.

Это была первая книга об ансамбле «Кантеле», сегодня она кажется немного наивной, но именно она открывает историю становления нашего коллектива, повествуя о видных деятелях культуры того времени и о той роли ансамбля, которую он играл для современников. Книга написана незамысловатым языком, легка для восприятия, а потому будет интересна как профессионалам, так и любителям музыкального искусства Карелии.

Книга под рабочим названием «Государственный  национальный ансамбль Карело-Финской песни и пляски «Кантеле» /1936 – 1946 г.г./» была написана, однако не была опубликована. Сегодня мы имеем возможность разместить ее в сети Интернет, восполнив этот пробел. Как и тогда, в далеком 1946 г., ее выход в свет мы приурочили к юбилею нашего коллектива, только теперь – к 80-летнему.

 

Государственный национальный ансамбль Карело-Финской песни и пляски «Кантеле» /1936 – 1946 г.г./

Государственный национальный Ансамбль Карело-Финской песни и пляски «кантеле» берет свое название от старинного народного инструмента кантеле. По преданию народного эпоса «Калевала», мудрый Вяйнямейнен был не только изобретателем этого инструмента, но и лучшим исполнителем на кантеле народных песен, рун и сказов. Своей игрой на кантеле Вяйнямейнен творил чудеса, очаровывая не только людей, но и зверей, населяющих необъятные просторы нашей Республики.

… Все мужчины, что там были,

Все стояли, снявши шапки.

И сколь не было там женщин,

Все у щек держали руки…

… Очи девушек в слезинках,

Парни встали на колени,

Звери все лесные вышли,

Чтобы кантеле послушать

И, послушав, восторгаться…

/ «Калевала» Руна …/

У многих наших современников еще не изгладилась из памяти простая, но пленительная в своей простоте, игра на самодельном кантеле старика-колхозника Ивана Ивановича Лебедева, бережно сохранившего и принесшего нам и древний народный инструмент, и старинные народные напевы.

Немногим более 10-ти лет тому назад, научный сотрудник фольклорной секции Научно-Исследовательского института Карелии Виктор Пантелеймонович Гудков практически осуществил свои предложения по реконструкции и усовершенствованию  этого народного инструмента нашей Республики.

Буквально, собственными руками строил модель нового кантеле Гудков, а затем, под его руководством и, опять-таки, при непосредственном личном участии – мастером «Культпромартели» – тов. Е.Е.Клюхиным г. Петрозаводск был создан тот инструмент, который звучит до нашего времени.

Реконструкция кантеле придала ему новые качества, расширив его музыкальные возможности и, в то же время, не лишала инструмент его специфических особенностей – мягкости, лиричности, серебристости звучания.

Новые качества этого обязательного инструмента дали возможность создания, вначале, небольшого оркестра кантеле, а затем /1936 г./, на основе его Ансамбля «Кантеле».

Отцом и душой этого ансамбля был его основатель и первый руководитель и дирижер В.П.Гудков. Весь свой энтузиазм, всю любовь к музыке и глубокое знание фольклора принес Гудков делу создания  музыкальной культуры своей Республики. Много времени посвятил Гудков собиранию фольклора Карелии и сам являлся первым автором обработок народного песенного /текстового и музыкального/ материала, и автором сочинений для своего Ансамбля. Особенно ценны его поэтические обработки текстов песен.

В тот первый период существования Ансамбля, лишь немногие композиторы пытались писать для столь необычного, незнакомого, еще не успевшего стать традиционным, состава инструментов.

В репертуаре оркестра, помимо Гудкова, встречаются произведения композиторов: Л.Теплицкого, и, несколько позднее, Р.Пергамента и Н.Леви.

Но уже на первом же этапе своего бытия молодой коллектив завоевывает себе признание публики.

С большим успехом принимал участие оркестр кантеле в 1-м Всероссийском радиофестивале в 1936 г., на котором был премирован поездкой в Москву для участия в вечере национальных самодеятельных художественных коллективов.

Ряд выступлений, впервые знакомящих слушателей и с карельским кантеле, и с музыкальным творчеством нашего народа, – встретил исключительное внимание аудитории. Особенно запечатлелся заключительный концерт в Колонном Зале Дома Союзов.

Успех этих первых шагов воодушевил молодых кантелистов и они, вернувшись на Родину, деятельно готовятся к участию в организуемой по инициативе А.Л. Жданова, декаде Карельского искусства в г.Ленинграде в марте 1937 г.

В программе были произведения:

К.Раутио «Kesa ilta» и др.

В.Гудков «Карельская кадриль», «Ристу-пярья» и др. финские и карельские народные таны в исполнении всего коллектива.

Р.Пергамент «Сюита для кантеле с кларнетом».

Н.Леви «Карельская песня о Сталине», «Карельская девичья» (для хора и оркестра)

«Карельская колыбельная» (для солиста, 6-тиголосного хора и оркестра) и др.

Горячо откликнулась советская общественность на эту встречу с искусством нашей Республики.

Отклики восторженного приема мы находим в целом ряде печатных органов:

«… На сцену выходит ансамбль кантелистов во главе с его организатором и дирижером В.Гудковым. С огромным внимание зал вслушивается в незнакомое ему звучание старинных карельских народных кантеле, которые завоевывают себе всеобщее признание аудитории, горячо приветствовавшей все дальнейшие выступления ансамбля…» – пишет Ленинградский корреспондент 12/3-1937 г..

«… Чрезвычайно интересно было выступление ансамбля карельских народных инструментов – кантеле. Приятная, нежная звучность кантеле особенно большое впечатление производит при сопровождении песен в хоровом исполнении и в танцах…» – пишет Заслуженный артист РСФСР И.Немцев в газете Ленинградская Правда от 12/3 -37 г.г.

/ Ленинградская Правда от 2/3 -37 г./

«… Участники ансамбля являются одновременно и музыкантами, и певцами, и танцорами. Выделяются оригинальностью и изяществом шуточный карельский сольный танец «Ристу-пярья» (Н.Кондратьева) и массовый финский народный танец «Так ткут сукно»…»

/Сов. Искусство от 2/3-1937 г./

«… Это подлинно-народное искусство, трогательное в своей наивности и простоте, м особенно ценное в своей доходчивости до самой широкой и разнообразной аудитории. Нужно всячески беречь и развивать это искусство, которое сегодня в первый, но, надеюсь, не в последний раз показал народ Советской Карелии…» – делиться своими впечатлениям от выступления кантелистов директор Арктического Института профессор Р.Л.Самойлович /1937 г./

/Красная Газета от 13/3 -1937 г./

И много, много еще можно привести теплых, дружеских, а иногда и полных восхищения отзывов от выступления ансамбля кантеле, отзывов как высококвалифицированных музыкантов, так и широкой общественности нашего ближайшего соседа – великого города Ленина.

Ценными подарками были премированы участники триумфа национального искусства Карелии – кантелисты, руководитель ансамбля В.П.Гудков и ряд композиторов, участников декады.

Итак, начало было положено.

Окрыленный успехом, вернулся ансамбль в родной город и горячо принялся за дальнейшую работу, за овладение техникой и мастерством исполнительства, за расширение и пополнение своего репертуара, в то же время, не прекращал своей концертной деятельности.

Предпринятая летом 1937 года гастрольная поездка по родной Карелии приносит им не менее, а может быть и гораздо более ценный и дорогой успех, нежели признание за пределами Республики. Это турне было экзаменом, отчетом ансамбля перед народом, давшим жизнь самому ансамблю.

Творчество народа, его инструмент, песни, пляски, обогащенные культурой и мастерством, вернулись к своим истокам.

Более 5000 км. Проехали кантелисты в машине, десятки километров прошли пешком, давая концерты везде,  в клубах, школах, на лесопунктах, в поле, в цеху.

И всюду встречали горячий прием и благодарность.

Эта поездка в самые удаленные и глухие  уголки Республики, встречи с самодеятельностью этих уголков, принесли колоссальную пользу коллективу. Признание народом завоеванных творческих позиций, укрепило сознание правильности избранного пути, вдохновило на радостный труд и стремление к дальнейшим достижениям.

Кроме того, эта поездка вновь обогатила  тетрадь записей образцов народного творчества. Много незнакомых еще рун, песен, танцев записал Гудков, в вою очередь, оставив на местах яркие следы своего организаторского таланта, своего опыта и мастерства.

Многие коллективы самодеятельности, зародившиеся в районах Карелии в то лето, выросли впоследствии в крепкие  художественные самодеятельные единицы, как, например, Сегозерский хор.

Октябрь 1937 г. вновь отмечает достижения коллектива, при участии его во 2-м Всесоюзном Радиофестивале. Ансамбль «Кантеле» занял 2-ое место среди участников фестиваля.

Отклики, впечатления слушателей несутся со всех концов страны.

И вновь, и вновь работают кантелисты, не желая отдавать завоеванных позиций, борясь за новые достижения.

Растет коллектив, постепенно все крепче и крепче становясь на профессиональные ноги, представляя собою целостную художественную единицу.

Закончив гастрольную поездку по Республике, ансамбля опять покидает Карелию.

Начало 1938 г. – поездка по Мурманской ж.д. до Полярной.

Май 1938 г. – гастроли по Калининской области.

Июнь 1938 г. –  Белоруссия/Минск, Гомель, Орша, Могилев и др./.

И, наконец, в 1939 г. – Смоленск, Брянск, Таганрог, Ростов на Дону, Грозный, Махач-Кала, и др.

Горячо принимают теплые края искусство далекого Севера. Но В.П.Гудков, руководитель ансамбля, неутомимый собиратель фольклора и организатор художественной самодеятельности, верен себе до конца. Выступая в больших городах, ансамбль всегда находил возможность отклониться от основного маршрута, неся свое искусство в колхоз, в рабочий поселок, в цеха.

Так были обслужены концертами все ближайшие окрестности больших городов Белоруссии / колхозы Минской области, окрестности г. Орша и др. /, окрестности г. Грозный и др. пункты.

Ансамбль организовывал на местах концерты местной самодеятельности, встречи, делясь опытом работы своего коллектива, оставляя на местах записи песен, танцев родной Карелии и, в свою очередь, обогащаясь опытом, и пополняя свой репертуар фольклором братских республик. Так впервые попал к нам белорусский «Крыжачек» и, теперь известная всем, «Лявониха».

В период пребывания в Калининской области В.Гудков положил начало созданию оркестра кантеле среди калининских карел.

Новый серьезный успех принесли ансамблю «Кантеле» выступления в Москве при открытии Карельского павильона на ВСХК.

Более 40 концертов в течение 15 дней дал ансамбль как в самой столице, так и в ее пригородах.

Особенным успехом пользовались:

Карельский народный танец с песней «Иванан-пойга»/ «Бравый парень»/.

Финский народный танец «Так ткут сукно».

«Карельская колыбельная» Н.Леви в исполнении Насти Максимовой – артистка финского Национального театра в г. Олонец/.

«Ристу-пярья» / танец с лучинками/ в исполнении Наташи Кондратьевой / ныне директора Дома Культуры в г. Суоярви/.

Исполняемая всем ансамблем «Тупицинская шестифигурная кадриль» была записана на кинопленку.

Финскую войну 1939 г. ансамбль встретил в полной боевой готовности. В с самом начале войны «кантеле» выезжает в г. Ленинград, где, будучи мобилизованным, молодые бойцы, успев лишь получить обмундирование, – выезжают на фронт.

Следуя в нескольких километрах за передовыми частями РККА, ансамбль обслуживает бойцов и командиров, возвращающихся из боевой операции на отдых, давая по 2-3 и более концертов в день в различных пунктах.

Концертной площадкой служила любая полянка, составленные вместе топчаны и пр., что могли предоставить любимым артистам красноармейцы в боевой обстановке.

Так был пройден путь вплоть до Выборга. Демобилизовавшись в апреле 1940 г., Ансамбль вернулся в Петрозаводск и приступил к регулярной учебе и подготовке новых программ.

Растет ансамбль и качественно и количественно. Если свое существование он начал с шести человек, то в сентябре 1934 года в коллективе было уже 10 человек, в декаде Карельского искусства в гор. Ленинграде принимало участие 17 человек, а в 1940 г. состав Ансамбля был 25 человек.

НО новое время вливает новое содержание в работу коллектива, а новые задачи требуют и иных новых форм.

Если на первом этапе «кантеле» представлял собой преимущественно художественно-этнографический механизм, то  постепенно из собирателя и хранителя, а также популяризатора песенного, музыкального и танцевального фольклора своей Республики, ансамбль становиться более многогранным, включая в свой репертуар и овладевая исполнением образцов, как советской, так и моровой классической музыкальной литературы, а также творчества народов СССР.

В программе концертов появляются классические произведения Э.Григи, Ф.Шуберта, Шумана, Калинникова, Чайковского и др. и сов. Композиторов в переложении для кантеле В.Гудкова.

Правда, до конца своих дней В.Гудков особенно бережно и любовно относился к народному творчеству КФССР.

Записанный им текстовый и музыкальный материал песен, рун, сказов, народные танцы – занимали большое место в репертуаре ансамбля «Кантеле»

Большой вклад в этой отрасли работ внесла композитор Наталья Леви, участница 2-х фольклорных экспедиций по Карелии, сотрудник Научно-Исследовательского Института Иван Пожлаков и артист ансамбля, ныне балетмейстер Василий Иванович Кононов.

Много работают композиторы над обработкой народных мелодий, песен, сочинением оригинальных произведений, а также оркестровкой для состава ансамбля классической и советской муз. литературы /Я.Геншафт, Л.Теплицкий/.

Много работают поэты над переводами и обработкой текстов песен, рун и сказов.

И новые формы заставляют рационализировать и методы работы.

Если вначале кантелисты были одновременно и оркестрантами, и певцами и танцорами, то теперь это становиться уже невозможным. Технически выросший и расширенный за счет введения новых инструментов /скрипка, виолончель, кларнет и др./ оркестр, выросший и вставший на путь профессионализма хор, и крепкая танцевальная группа – требуют глубокой профессиональной техники.

И ансамбль, не раппадаясь, делиться на группы: оркестровую, хоровую и танцевальную, крепко спаяныые между собой общими целями и задачами, общей программой, а, главное, глубокой, заложенной с основания коллектива, товарищеской дружбой.

Кроме того, вырастает группа солистов, среди которых талантливая певица Сирка Рикка.

К работе с оркестром привлекаются дирижеры: Л.Теплицкий, Л.Леви, Я.Геншафт.

С хором работает Е.П.Соколов.

С танцевальной группой: балетмейстеры Х.И.Мальми и В.И.Кононов.

Колличественный состав ансамбля к 1941 г. представляет собой 30 человек.

Программа ансамбля обогащена новыми произведениями, более сложными по форме, содержанию и технике исполнения.

«Карельская свадьба» К Раутио.

«Сюита на карельские темы» Л.Йоусинен.

«Мил дружочек» Р.Пергамент в обработке для кантеле В.Гудкова.

«Песня радости» В.Гудкова, написанная ко дню образования КФССР.

Вновь восстановлена «Сюита для кантеле – оркестра и кларнета» - Р.Пергамент.

«Весна» и «4народных песни» Григи, произведения Чайковского, «Лебедь» Сен-Санса и др.

В репертуаре солитки С.Рикка:

«Там мой милый» К.Раутио

«Домик-крошечка» и «Вьется ласточка» Гурилева и др.

Новые финские народные танцы:

«Бычки», «Парни с острова».

Карельские:

«Сякки-ярви», «Карельская кадриль» в новой постановке В.И.Кононова, вепсская «Восьмерка» и др.

В активе ансамбля можно насчитать сотни выступлений и самодеятельных концертов, как в зале Госфилармонии, так и на различных площадках самых отдаленных районов, а также и за рубежом нашей Республики.

Десятки тысяч слушателей и зрителей оказывали горячий, радушный, а, подчас, и восторженный прием, завоевавшему их признание и любовь, нашему молодому, но уже достаточно ценному по своей художественной значимости, дружному коллективу, – коллективу-энтузиасту, борцу за создание и укреплению родного искусства.

В.П.Гудков по-прежнему был душой своего детища, отцом, другом и руководителем своих воспитанников. За свою большую, самоотверженную работу Виктору Пантелеймоновичу присвоено звание Заслуженного деятеля искусств, а горячо любимый им народ отдал ему свои голоса, избрав его депутатом Верховного Совета КФССР от Заонежского района в 1940 году.

Великая Отечественная  война 1941 года поставила перед ансамблем «Кантеле» новые ответственные и почетные задачи.

Оставаясь хранителем и популяризатором фольклора своего народа ансамбль всей силой своих художественных средств, встал на защиту нашей Родины, помогая делу мобилизации всего народа на борьбу против германского фашизма, на высокие подвиги на фронте и в тылу, способствуя повышению производительности труда, укреплению дисциплины и организованности.

Артисты «Кантеле» немедленно организовали фронтовые бригады.

Работали на мобилизационных пунктах, на избирательных участках, где население ежедневно информировалось о событиях; на оборанных работах вокруг г.Петрозавлска, в госпиталях и воинских частях Действующей армии, на радио.

Более 300 концертов было дано за первые 1-2 месяца.

Концерты, как правило, проходили с большим успехом. Один из многочисленных отзывов слушателей говорит:

«Концерт прошел с большим подъемом и свидетельствовал об огромной связи Красной Армии с искусством. Программа отличная. Прошла под сплошные овации. Концерт вдохновил бойцов на победу над врагом. Бойцы выносят коллективную благодарность артистам».

/Мобилизационный пункт Зарецкого военкомата/.

Учитывая новые условия работы, ансамбль на ходу пересматривал и перестраивал свой репертуар. Пополнение шло за счет использования уже известных патриотических произведений, а также, созданных во время войны нашими композиторами.

«Победа за нами» – муз. Пергамент Р., слова В.Гудков.

«В бою и труде» – муз. К.Раутио.

«Грозный отпор» – муз. Л.Теплицкого.

Но быстро двигавшиеся события сужали фронт работы концертных бригад.

Встал вопрос о необходимости сохранения важнейшего музыкального коллектива Республики – национального ансамбля «Кантеле».

И в августе 1941 г., еще более спаянный в соей ненависть к врагу, в своем стремлении доказать Родине свою преданность и готовность любым любым оружием защищать свободу и независимость своего народа Ансамбль «Кантеле» покидал родной город.

Но эвакуация была не просто эвакуацией. Это была новая, в необычных условиях войны, гастрольная поездка.

Водный путь: Петрозаводск – Вытегра – Череповец – Рыбинск – Горький и Горьковскаая область, – путь, занявший время с августа по октябрь, а затем дальнейший путь следования по  ж.д. в глубокий тыл, – был фронтовым маршем ансамбля. Молотов – Оренбург – Оренбурская область – Казахская ССР, Узбекская – это лишь грубая географическая схема пути ансамбля, в период до апреля 1942 г.

Оторвавшись от своей родной земли, коллектив чувствовал себя достойным сыном своей великой страны.

Без устали, не зная отдыха, терпя лишения, самоотверженно работали кантелисты, обслуживая части РККА, госпитали, военные училища, работников  ж.д. транспорта, промышленные предприятия, школы и случайные аудитории слушателей и зрителей.

Концерты на профессиональных площадках, в клубах, домах пионеров, школах и даже … на вокзале /Вологда, Фрунзе и др./

Во Фрунзе коллектив понес тяжелую утрату. Умер создатель и вдохновитель «кантеле» художественных руководитель Ансамбля – Виктор Пантелеймонович Гудков.

До последних дней своих он был подлинным отцом и другом кантелистов.

Его самоотверженность, беззаветная преданность и стойкость были лучшим руководителем коллектива  на трудном и ответственном пути служения Родине в дни Великой Отечественной Войны. Но, воспитанный Гудковым, коллектив не распался. Руководство ансамблем принял на себя дирижер Яков Моисеевич Геншафт, ставший, одновременно, и директором, и художественным руководителем.

В своей статье «Искусство Республики в дни войны», Начальник Управления по  делам искусств КФССР Станислав Витальевич Колосенок, отмечая этот период в жизни Ансамбля, так оценил его /период/:

… «Но, ни потеря любимого руководителя, ни тяжелые условия эвакуации, не сломили духа кантелистов. Они вместе со своим новым руководителем, Я.М.Геншафт, сохранили ансамбль в прежнем составе»…

Ансамбль развернул значительную  концертную работу как в самом г.Фрунзе, так и в районах Киргизской ССР /Токмак, Быстровка, Каребалты, Баловодск, Новотроицк, Тальсавар и др./ . Побывал ансамбль и в местах формирования и расположения легендарной Панфиловский дивизии.

Прием программ и исполнения на всех концертах был исключительно теплым и радушным, художественный успех был значительным.

Особо памятным в этом отношении  был концерт, организованный для Ансамбля в зале Филармонии г. Фрунзе /2 февраля 1942 г./.

Аудитория концерта – весь музыкальный, артистический мир г. Фрунзе. В их числе: художественный руководитель Всесоюзного Симфонического оркестра Н.Рахлин, Государственного хора Русской народной песни А.Свешникова, Гос. Театра Оперы и балета Киргизской ССР Народный артист и гл. дирижер этого театра Целиковский, и много Заслуженных деятелей искусств, заслуженных артистов, орденоносцев, представителей партийного и советского руководства.

После концерта, в дружеской беседе, руководящие работники горячо приветствовали героический народ Северной Союзной Республики и его прекрасное искусство.

Во Фрунзе же, удается, наконец, установить связь с Управлением по делам искусств КФССР, оборвавшуюся в период пути, и непрерывной смены адресов Ансамбля.

Для предоставления Ансамблю нормальных условий и возможностей к дальнейшей концертной деятельности, коллектив переезжает, по предложению представителя ВКИ т. Дейсмор,  в гор. Ташкент.

Этот город,  – крайняя южная точка в странствовании Ансамбля в период эвакуации.

ЦК КП/б/Узбекской ССР проявил исключительное внимание и заботу в отношении художественного коллектива братской Республики.

Был заострен вопрос не только на создании Ансамблю нормальных жизненных условий, но и возможностей для его дальнейшего жизненного роста.

Ансамбль загружен большой концертной работой. По два, три платных и шефских концерта в день, как в самом городе, так и  в районах Ташкента.

Работали с энтузиазмом. Энтузиазм сказывался на повышенном качестве исполнения, а хорошее качество исполнения сопровождалось отменным сердечным приемом и успехом у слушателя.

Напряженная концертная деятельность вызвала к жизни новые концертные номера, частично в оркестре, а в особенности в танцах.

В Ташкенте / впрочем, как это было и в Киргизии / почти все концерты проходили под знаком дружбы советских народов.

Но ни большой художественный успех, ни улучшения материально-бытового положения Ансамбля, ни настойчивые гостеприимные предложения руководящих организаций Ташкента остаться еще на некоторое время в Узбекской ССР; ни заманчивые перспективы концертной деятельности, вырисовывающиеся перед Ансамблем в ближайшем будущем, – ни что не было в состоянии заглушить патриотических чувств участников Ансамбля.

Мечты о возвращении на Родину, назад в Карелию, ближе к фронту, работа в частях действующей армии, обуревали весь ансамбль.

Ни трудности пути, ни возможность потерять обретенное, более или менее устойчивое, материальное благополучие, ничто не могло остановить Ансамбль в его стремлениях «домой», на Родину, на фронт.

И вот, наконец, правительственная телеграмма с вызовом Ансамбля обратно в КФССР.

И опять, тем же путем гастрольной поездки, Ансамбль тронулся в обратный путь. Вернувшись в свою Республику коллектив, в начале лета 1942 года приступил к работе в г. Беломорске.

Гор. Беломорск – значительный этап в истории Ансамбля. Период  эвакуацией сильно отразился на работе коллектива. И Управления по делам искусств КФССР необходимо было принять меры к созданию условий для дальнейшего творческого роста Ансамбля, укрепить его новыми творческими кадрами, влить новые творческие силы.

Реорганизации «Кантеле» была посвящена вся середина 1942 г.

18-го июня 1942 года, на основании постановления СНК КФССР, последовал приказ по управлению по делам искусств о реорганизации Ансамбля – Кантеле в «Государственный Национальный Ансамбль Карело-Финской  песни и пляски «Кантеле».

Художественным руководителем был назначен С.Н.Озеров, главным дирижером Ансамбля – Я.М.Геншафт.

Численный состав Ансамбля по творческой группе доводился до 80-ти человек. Расширился состав оркестра, хора, была укреплена танцевальная группа, вводилась группа чтецов.

Перед Ансамблем была поставлена основная творческая задача: всемерно бороться за высокое качество репертуара и исполнения как отдельных номеров, так и всей концертной программы, с тем … «чтобы уже первая программа соответствовала Ансамблю Республиканского значения»…

Эта первая программа должна была быть выпущена в августе 1942 года. Этот приказ №30 Управления по делам искусств – был боевой программой действий.

Работа в Ансамбле закипела. Ансамбль рос и по дням, и по часам. В деле организации репертуара пришлось преодолевать многочисленные трудности. Готовых произведений, над которыми можно было бы начать немедленно работать, под руками не оказалось. На ходу записывались народные песни и музыка к танцам. И тут же все это подвергалось обработке, применительно к специфическим условиях работы Ансамбля: женский хор, женский вокальный квартете, квартет кантеле-инструментов, оркестр кантеле.

Реальная действительность требовала быстрой, четкой и продуктивной работы. Сжатые сроки выпуска программы, в свою очередь, вносили много напряжения и требовали приложения большой энергии. Ни один творческий цех,  не имел права простаивать.

Художественных руководитель Ансамбля ежедневно приносил по 1-2 хоровых партитуры, а гл. дирижер, в шутку прозванный «Типографией», по одной большой оркестровой партитуре. Так создавался репертуар.

Сознание ответственности и долга перед Родиной, любовь к делу и своему народному искусству, подняли трудовой энтузиазм коллектива на большую высоту.

Выросший количественно, Ансамбль очень скоро стал давать и хорошие показатели в области технического и общего художественного роста, и во второй половине августа 1942 года он уже был в состоянии открыто продемонстрировать свои достижения перед Партийным и Советским руководством нашей Республики, перед фронтовым зрителем.

1-я программа была сдана в срок, задание Управления по делам Искусств было выполнено.

Начиналась эта программа знаменитым мужским диалогом из «калевалы», мужественным и патриотическим: /исп. Арт. В.Суни и М.Любовин/.

… «Дорогой мой друг и братец»…

После заключительных слов которого: … «И начнем мы  с лучших песен»…

Хор и оркестр исполнили «Гимн Партии Большевиков» муз. Александрова, затем, следовала сильная «Клятва Наркому», муз. Шостаковича, а далее, в порядке художественного нарастания, располагались военные песни советских композиторов и хоровые произведения композиторов КФССР, произведения из цикла «Фронтовая лирика» в исполнении солистов-вокалистов, художественное чтение / «Стеша» Е.Кононенко, «Маленький машинист» и др. в исполнении З.П.Емельяновой, национальные танцы / парные, групповые и массовые/, сольные народные песни в обработке композиторов КФССР.

Заканчивалось первое отделение большим массовым народным танцем.

3-е отделение начиналось сольным выступлением оркестра, затем сильное произведение, написанное комп. Л.Вишкаревым на слова Исаковского «Наказ сыну», исполнявшееся на фоне музыки арт. Емельяновой.

За художественным словом следовало выступление арт. С.А.Рикка, исполнявшей в сопровождении оркестра произведения русой классики и обработки нац. песен композиторов нашей Республики. Веселые народные танцы вносили большое разнообразие в программу и эффектно заканчивали концерт.

Конец 1942 г. и весь 1943 г. были годами высокого общественного и творческого подъема. Творческая деятельность Ансамбля стала более кипучей, политическое воздействие на массы – еще более действенным, отмеченным печатью большого мастерства и высокой культуры исполнения.

Ансамбль вырос в высокохудожественный национальный коллектив. Вскоре же после премьеры /в августе 1942 г.//, коллектив выезжает в свою первую гастрольную поездку на север КФССР.

25-ю годовщину Великой Октябрьской Революции Ансамбль встречает среди железнодорожников и частей Красной Армии, расположенных в гор. Кеми и его окрестностях. Далее Ансамбль посещает многочисленные населенные пункты, города и воинские части, / в том числе г. Кандалакшу, гор. Мурманск и др./, давая, наряду с концертами для населения, множество шефских концертов для воинских частей и госпиталей действующей Красной Армии.

Художественный успех сопутствовал Ансамблю на протяжении всего его пути.

Новый 1943 г. застал Ансамбль за напряженной работой по подготовке новой / театрализованной/ программы – «Карело-финское искусство – фронту», и 2. «Концерт – фронту».

Эта программа была приурочена к 25-тилетию Кр. Армии. Премьера ее состоялась 13-го февраля 1943 г. и прошла четыре дня подряд.

31-го марта того же 1943 года в жизни Ансамбля произошло и радостное событие. В этот день, в третью годовщину образования КФССР, был обнародован Указ Президиума Верховного Совета КФССР, о награждении работников музвкального искусства. Этим Указом присваивались почетные звания:

1.Заслуженного деятеля искусств:

1. Художественному руководителю Ансамбля С.Н.Озерову.

2. Композитору Ансамбля Калле Раутио.

2.Заслуженного артиста Республики.

1. Главному дирижеру Ансамбля Я.М.Геншафту

2. Солистке Ансамбля Сирка Рикка.

Через некоторое время, за обслуживание частей действующей Красной Армии и Военно-морского флота Всесоюзным Комитетом по делам искусств и Центральной Военно-Шефсткой Комиссией было награждено Почетными Грамотами 18 человек, членов Ансамбля.

Военно-Шефская работа – одна из наиболее ярких страниц в истории Ансамбля. За время Отечественной Войны Ансамбль в  полном составе дал 600 шефских  концертов, а отдельные его артисты участвовали: Х.Мальми – в 1037 концертов, Р.Ниеми – в 1000 концертах, Р.Емельянова – в 800 концертах, Г.Хумек – в 700 концертах, В.Кононов – в 700 концертах и т.д.

Сдав новую программу, Ансамбль выехал в одну из своих наиболее удачных / в смысле организованности, политического и художественного успеха/ гастролей. Поездка эта, начавшись 3-го апреля, продолжалась 148 дней.

Ансамбль, объехав населенные пункты КФССР, обслужил воинские части, Северный флот, работников Кировской и Северной ж.д., города: Архангельск, Молотовск, Вологду, Череповец и их области.

Коллектив получил благодарность от Н-ской Армии, от гвардейской дивизии, от Уполномоченного Наркомата Военно-Морского Флота генерал-майора Лебедева, от железнодорожников и от командования  многочисленных воинских частей.

В Краснофлотской газете Северного флота «Товсь» была рецензия на выступление Ансамбля:

«С чувством    восхищения встретили наши бойцы и командиры выступление Ансамбля Карело-финской песни и пляски «Кантеле». Во всей программе не было  номера, который бы не вызвал бурных аплодисментов в зале».

Целым Ансамблем или отдельными бригадами выезжали артисты на фронт. Концерты происходили в непосредственной близости от линии фронта, часто под артиллерийским вражеским обстрелом, или во время авианалетов /Кандалакша, например, ст. Кемь, Бабаево/. Работали в различных условиях. Полевой клуб, блиндаж, платформа грузовика, лес, полянка, палатка, окопы – вот «зрительный зал», в котором фронтовой зритель принимал наших артистов. Играли в различных аудиториях и для нескольких тысяч человек, и для одного человека / в Беломорске, в день культурного обслуживания бойца/.

Тепло о работе Ансамбля отзывались и железнодорожники, которых Ансамбль обслуживал не только на крупных узловых, но и на маленьких линейных станциях. Всего в эту поездку было обслужено  только по Кировской ж.д. 20 станций, из которых 14 линейных.

«Всего за время пребывания Вашего Ансамбля на станции Кодино с 16 по 18 мая 1943  года было организованно 9 концертов, которыми обслужено более 2,5 тысяч зрителей. Железнодорожники очень довольны Ансамблем и желают чаще видеть и слышать его», – пишет секретарь первичной партийной организации ст. Кодино – тов. Сериков.

«В общей сложности за два дня пребывания Ансамбля обслужено 905 человек рабочих и служащих. От всей общественности участникам Ансамбля и его руководителю за хорошее и добросовестное обслуживание узла выносим благодарность» – пишут секретарь Парткометета узла ст. Сумпосад Кировской ж.д. тов. Носко и военный комендант.

В эту поездку концертная работа была напряженная: 9 концертов на ст. Кодино, на ст. Мудьюга за 2 дня – 7 концертов, В Вологде дни, когда было по 8-10 концертов, были обычным явлением, а на станции Кандалакша бывали дни, когда первый концерт в цехах ж.д. депо/ начинался в 6 часов утра, а последний / в клубе железнодорожников/ заканчивался после 12 часов ночи.

В период этой поездки в Ансамбле проводилась большая массово-политическая работа, что стало хорошей традицией  и в последующих больших продолжительных гастрольных поездках.

Были проведены следующие меропрития:

1.Доклады о внутреннем и международном положении – 5,

2. Политинформации – 30,

3. Читки центральных газет – 5,

4. Выпущено стенгазет-биллютений – 3,

5. Экскурсии /домик тов. Сталина и Краиведческий музей в гор. Вологде/ – 2,

6. Беседы на различные темы / в том числе с новыми членами профсоюлза / – 3,

7. Творческий вечер – встреча с театром Северной ж.д. – 4,

8. Занятия производственных кружков – 44,

9. Работа передвижной библиотеки – выдача книг – 570,

10. Подпиской на заем было охвачено 100% состава работников на 130% к фонду месячной зарплаты –

В числе других предприятий Искусства, Ансамбль активно участвовал в отчислении средств в фонд обороны, в фонд постройки танковой колонны, за сто был удостоен благодарности тов. Сталина. Весь сбор одного из концертов пошел в фонд помощи детям фронтовиков.

Из этой поездки коллектив вернулся художественно возросшим, общественно и морально сплоченным и окрепшим.

1943 год закончился для Ансамбля новой творческой победой – выпуском совместно с Ансамблем песни и пляски Погранвойск большой программы «Чайковский» / в связи с 50-тилетием со дня смерти великого композитора/.

Эта работа «Кантеле» и творческая и, в то же время, принципиальная победа / см. приложение/, ибо коллектив впервые предпринял попытку и поднял своими скромными средствами на высоком художественном уровне капитальные произведения такого композитора, как Чайковский.

Конец этого года ознаменовался приказом по Политуправлению Карельского Фронта, в котором генерал-майором А.Румянцевым всему коллективу «Кантеле» была объявлена благодарность.

1944 г. и первая половина 1945 г. в творческую жизнь Ансамбля принципиально нового не внесла ничего.

По примеру прошлых лет, весною 1944 г. была выпущена новая программа, вызвавшая хороший общественный резонанс, и состоялась новая большая гастрольная поездка по сложному маршруту: северные районы Республики – Мурманск и его окрестности, – Мончегорск, Кандалакша, Беломорск, Обозерская ветка Кировской ж.д., Архангельск, Исакогорка, Молотовск, Архбумстрой / вверх по реке Сев.Двина/.

Здесь, во время концерта, был опубликован приказ тов. Сталина об освобождении войсками доблестной Красной Армии от фашистских захватчиков  столицы нашей Республики, родного города Ансамбля, гор. Петрозаводска.

Трудно передать те чувства радости и счастья, которые охватили и участников концертировавшего уже на сцене Ансамбля и всего, переполненного до крайних пределов, зрительного зала.

В единодушном порыве поднялась с мест вся аудитория представителей технической интелегенции и рабочих этого крупного промышленного комбината и Красной Армии, устроив грандиозную овацию Великому Вождю народа и гениальному полководцу Красной Армии, Маршалу Советского союза тов. И.В.Сталину, Доблестной Красной Армии, принесшей освобождение народам братской Карело-Финской Республики, чье народное искусство и культуру  представлял со сцены концертирующий Государственный Национальный Ансамбль Карело-Финской  песни и пляски «Кантеле»

Концерт прошел с небывалым воодушевлением и очень большим успехом.

Последующая за тем гастрольная поездка по верхнему и нижнему течению реки Сев. Двина, а затем по р. Волга /г.г.Рыбинск, Ярославль/ закончилась в сентябре 1944 г., когда Ансамбль «кантеле»после трехгодичного отсутствия возвратился в родной город Петрозаводск.

Однако, и теперь, не задерживаясь, Ансамбль в конце октября выехал в районы Республики, встретив, по установившейся традиции, 27-ю годовщину Великого Октября в воинский частях, расположенных в гор. Суоярви.

По примеру прошлых лет, актив Ансамбля пополнился многочисленными благодарственными отзывами и приказами, говорящими о том, что Ансамбль еще раз показал национальное по форме и социалистическое по содержанию искусство Карело-Финского народа, блестяще отражающее культурный и политический рост наших народов.

Так, шаг за шагом, Ансамбль завоевывал себе популярность и хорошее имя своей художественной работой.

Победный 1945 г. застал Ансамбль в борьбе за дальнейшее усовершенствование  своего мастерства за выработку своего  художественного профиля.

Появление в конце 1944 года нового руководства – директора Я.С.Пергамент, а в начале 1945 г. нового художественного руководителя М.А. Ладнова и главного дирижера Л.Я.Теплицкого, в значительной мере содействовало дальнейшему творческому и организационному росту  коллектива.

И, хотя новую программу, выпущенную в апреле 1945 года, творческой победой Ансамбля назвать нельзя, но дискуссия, возникшая вокруг этой программы, является подтверждением того, что Ансамбль не закостенел, а представляет собой творческий, живущий и дерзающий организм.

В том же 1945 г. Ансамбль совершил гастрольную поездку в гор. Ленинград и Ленинградскую область. И эта поездка прошла с отличным художественным успехом.

Вторая половина 1945 года прошла в усиленной концертной деятельности по Республике и, в особенности, по ее Леспромхозам.

Работа первого квартала 1946 г. совпала с избирательной кампанией в Верховный Совет СССР. Коллектив, немедленно включившись в дело работы с избирателями, и выполняя свой гражданский долг, дал за время с 1-го по 10-ое февраля не менее 30 концертов, которые проходила как полным составом, так и отдельными бригадами.

1946 год, – юбилейный год Ансамбля. Для творческого организма, национального художественного коллектива, из маленького, состоящего из 6-ти человек, Ансамбля, – путь большой, почетный и ответственный.

Десять лет Ансамбля – это десять лет борьбы за создание Советского музыкального искусства, национального по форме и социалистического по содержанию.

 Композиторские силы КФССР: Калле Раутио, Лаури Иоусинен, Гельмер Синисало, Заслуженный деятель искусств Рувим Пергамент, Леонид Вишкарев. Наталья Леви, Абрам Голланд, Григорий  Белоглазов принимали самое непосредственное участие в этой борьбе.

Десять лет Ансамбля, – это десять лет борьбы за советский стиль, за высокую культуру исполнительства. И можно с уверенностью сказать, что эти десять лет не прошли даром. Программа, именуемая «В нашем крае», премьера которой состоялась 6-го июля 1946 г., – была подлинным праздником  на фронте национального искусства нашей Республики.

Прошедший большую фронтовую жизнь, Ансамбль показал прекрасный творческий результат в условиях мирного радостного труда.

И хор, и оркестр, и танцевальная группа, и группа солистов – это крепко спаянный в один общий творческий коллектив, стоящий на подлинно профессиональном пути Ансамбль.

Не случайно обрели себя в Ансамбле, окрепли и выросли в хороших музыкантов:

1. Вайнонен Тойво – концертмейстер оркестра, в шутку прозванный «лабораторией» оркестра за то, что постоянно и настойчиво работает над техникой игры на кантеле; изыскивающих и находящий все новые и новые средства и пути развития виртуозности в игре на скромном «вейнемейненовском» кантеле, добивающийся рационального усовершенствования и самого инструмента.

2. Гаврилов Максим – концертмейстер группы кантеле-альтов, и солист балета. Одаренный музыкально и обаятельный танцор, он отлично совмещает искусство игры на кантеле-альт с трудностями исполнения народных танцев.

3. Вильянен Кертту – прошедшая весь десятилетний путь Ансамбля от крошечного самодеятельного и до крупного профессионального организма. Одна из наиболее развитых оркестрантов, почти в совершенстве владеющая своим маленьким, но очень капризным инструментом –  кантеле-пикколо.

4. Салоп Владимир, – хотя и играет на цитре, но отлично владеющий кантеле и многог содействующий техническому усовершенствованию этого инструмента. Музыкант, имеющий большие наклонности к композиции, и настойчиво овладевающий премудростью оркестровки для кантеле-оркестра.

5. Салми Олави – кларнетист, тесно связавший свою судьбу с оркестром кантелистов и выросший в хорошего музыканта именно в этом оркестре.

6. Матсон Ауне – и 7. – Росси Ирья, – упрямо овладевающие своими, не менее упрямыми и необузданными, очень далекими от совершенства, старинными народными смычковыми инструментами – «йухикко» и «вирсиканнель», и которые под руководством своего сурового и требовательного педагога и вожака – Николая Константиновича Шенкман, составляют смычковую группу оркестра.

8. Не случайно выросла и творчески цветет талантливая солистка Ансамбля– заслуженная артистка Республики  Сирка Андреевна Рикка, в творческом росте своем обязанная Ансамблю в целом и оркестру-кантеле в частности.

9. Очень сильно творчески развился именно в Ансамбле один из лучших знатоков национального танца Карело-Финской ССР балетмейстер и солист балета Василий Иванович Кононов, в паре с которым интенсивно работала Хельми Мальми. В.И. Кононов, в прошлом организатор и руководитель хора Шелтозерских колхозниц, принес в Ансамбль богатство и свежесть подлинно народного танца, обогащенного его ярким талантом постановщика. За годы своей работы в «Кантеле», В.И,Кононов возродил к жизни многие образцы старинных народных танцев, внеся этим большой вклад в репертуар национального Ансамбля.

За 10 лет выросли кадры исполнителей и по другим творческим цехам: Т.Перхина /по хору/, А.Арифметикова, Изотова, А.Ромпайнен /балет/.

За военные и послевоенные годы дали хорошие показатели молодые кадры: Токачирева, Л.Теппонен, М. Кубли С. Рыдалко /хор/, Р.Хартикайнен, Э.Баландис /по балету/.

Эти десять лет – это десять лет напряженной, настойчивой и продуктивной  пропаганды творчества нашего народа.

Если сложить количество километров, пройденных в своих гастролях Ансамблем в поездках, водным путем, на лошадях, в машинах и пешком, то окажется, что этот путь равен, по меньшей мере, двукратному кругосветному /по экватору/ путешествию. Если попытаться сложить в одну сумму количество обслуженных концертами Ансамбля слушателей, то это число будет равно народонаселению среднего европейского государства.

Ансамбль знают и помнят многие десятки тысяч советских слушателей, начиная от нетребовательного колхозника – рыбака лесоруба заполярья или колхозника – льноводов и сахароделов Киргизии или Южного Казахстана, и до искушенного, взыскательного музыкального слушателя Москвы и Ленинграда, Минска и Ростова, Архангельска и Мурманска, Фрунзе и Ташкента.

От крохотной группы в 6 человек, одну шестую которой составлял в качестве участника, его основатель и руководитель В.Гудков, до 70-ти человек, состоящих в Ансамбле сегодня, – таков организационный путь Ансамбля.

От снисходительного отношения, к еще пребывающему в «пеленках самодеятельности» коллективу со стороны представителей большой и настоящей музыкальной культуры и до их же суровой, придирчивой, без всяких скидок на «бедность», взыскательной критики, как полноценного художественного Ансамбля – таков путь и результат творческого роста.

Да! Славный и почетный пройден путь. Много общественно полезного труда положено на этом пути.

Но еще больше предстоит сделать!

Работа, выполняемая Коллективом по заданию Родины, в период военного времени, – отодвинула на задний план разрешение важнейших проблем  дальнейшего технического роста Коллектива.

Условия пятилетнего плана по искусству /1946–1950г.г./ ставят эти задачи во главу угла. Регулярная, упорная учеба, борьба за овладение высокой виртуозной техникой своего инструмента, вокала, танца; борьба за высокое мастерство исполнения, за повышение своего музыкального и общего культурного уровня – вот конкретные задачи всего Ансамбля и каждого кантелиста.

Являясь орудием идеологического фронта, он должен, доводя до максимального совершенства свое мастерство, стать настоящим золотым фондом, собирающим, хранящим и любовно пропагандирующем искусством народов Карело-Финской ССР; он должен быть действительно одним  из сильнейших орудий художественного, культурного воспитания  масс, воспитания нового человека будущего коммунистического общества.

Блестящие и почетные перспективы. Они должны и будут воплощены в прекрасные дела!

Ноябрь 1946 г. Ц.Н. Кофьян