Зрителям Контакты

Национальные литературы прибалтийско-финских народов Карелии

Национальные литературы прибалтийско-финских народов Карелии

 на новейшем этапе историко-культурного развития

И.Б. Семакова

(статья 2008 г. на правах рукописи)

Язык народа – наивысшее достижение его жизнедеятельности, осуществляемой с момента осознания народом себя как отдельного этнического образования. Язык – это ВСЕ народа: образ жизни и среда обитания, коммуникации и история народа, верования и обычаи, это личное и всенародное, это настоящее и будущее народа…

Прибалтийско-финские народы Карелии – карелы, вепсы и близкородственные им финны, в том числе ингерманландцы, относят истоки своей национальной литературы к незапамятным временам освоения их предками земель Фенноскандии. К этому историческому периоду научная мысль относит становление не только родных языков и традиционной культуры, но и больших и малых эпических форм, а так же первые памятники письменной культуры прибалтийско-финских народов.

Становление литературы любого народа проходит несколько типологически сходных этапов. Наиболее значимые вехи таковы:

  • традиционная эпическая культура, в рамках которой формируются навыки творчества не только общинных носителей традиции, но и мастеров с их индивидуализировано-инновационным сказительским опытом-творчеством;
  • научная деятельность по сбору и изучению образцов речи народа, его языковой лексики с последующим созданием словарей, изначально прикладных, справочных, необходимых для установления коммуникаций иноязычных исследователей с представителями изучаемого народа, затем – научных; в том числе специализированных, созданных в ходе изучения языка и направленных на дальнейшее изучение языка народа; на развитом этапе научной деятельности создаются сравнительные многоязыковые словари;
  • просветительская деятельность: разработка алфавитов и первоначально обучение детей началам чтения, письма и счету на родном языке на основе прикладных двуязычных словарей. К этой же категории можно отнести деятельность собирателей-романтиков, «реконструирующих» «некогда рассыпанные мотивы древнего эпического народного эпоса»;
  • переводческая деятельность иноязычных просветителей народа. Объектом перевода первоначально является духовная литература с последующим внедрением отправления религиозных обрядов частично или полностью на языке просвещаемого народа представителями духовной элиты – выходцами из народной среды; На следующем типологическом уровне переводческая деятельность направлена на расширение объема художественных произведений на родном языке народа.
  • организация и издание печатных средств массовой информации на языке является результатом активной просветительской и агитационной деятельности представителей национальной интеллигенции в целях подъема престижа родного языка и раскрытия его возможностей в области образования, культуры, искусства и национальной литературы;
  • авторское творчество на первых порах становления литературного процесса является в основном бытовым творчеством. Оно характеризуется ведением дневниковых записей, написанием мемуаров, стихов по бытовым поводам, песенных текстов, миниатюр для детей и другими литературными формами. Часто «моделями» такого творчества являются образцы литературы на языке родственном родному. Следующим этапом может быть полноценная авторская деятельность представителей творческой интеллигенции, которая пишет о своем народе, его жизни, быте, исторических событиях, характерах и национальной психологии в более развитой, в сравнении с родным языком, литературной (чаще единой) форме близкородственного языка. При переходе литературного творчества (происходит обычно в период возрастной смены литературных элит) с близкородственного языка на язык родной, литературные формы, как и сам язык литературных произведений как бы «спускается» в качественном отношении, т.к. многие из авторов пишут свои произведения на наречиях и говорах родного языка. В обществе возникает множество дискуссий о путях развития литературной формы родного языка, количества этих форм (по числу существующих наречий) и выборе ориентиров, а иногда и «моделей» (чаще из круга литературных произведений на развитых близкородственных литературных языках). В этот период особенно бурно развивается поэзия, преимущественно патриотическая лирика, вслед за которой на сцене появляется и национальная драма. Выигрышность данного исторического периода развивающейся литературы заключается в массовости литературного творчества, т.к. данный период является продолжением в творчестве периода роста этнического самосознания народа, отражением чаяний народа, реализацией целей и задач. Это период «литературной мобилизации», устремленный в будущее. С появлением в творческом портфеле национального литературного движения достаточно развитых прозаических произведений литературный процесс вступает в стадию подготовки к переходу и закреплению в практике единого литературного языка. Мировой литературный опыт показывает, что национальный литературный процесс вступил в стадию рождения первого классического образца прозаического произведения (патриотического романа, эпопеи) на языке, который будет критиками и наукой определен как зрелый литературный язык народа.
  • Национальная литература полноценно включается в мировой литературный процесс.

Литература – эта одна из системы доминант в категории «национальная культура» народа. Она в авангарде всего процесса становления и развития национальной культуры. Темпы становления национальной литературы определяют и темпы становления всех остальных жанров и форм национальной культуры. Литературный процесс в своем развертывании не может «перескочить» через какой-либо из описанных выше этапов. Но опыт показывает, что многие из национальных литератур «ускоряют» время своего развертывания за счет активности общественно-политических и человеческого факторов в экстремальных социально-экономических условиях жизни народа. Верным является мнение специалистов о том, что ритмы социально-экономической жизнедеятельности общества и ритмы развития культуры «сдвинуты» во времени относительно друг друга в конце ХХ- начале ХХI веков примерно на полтора-два десятилетия и имеют как бы «противоположные» заряды. Подобное состояние подталкивает национальный литературный процесс к максимальной мобилизации всех имеющихся ресурсов и «прохождении» необходимых процессов уже не последовательно, а почти одновременно, как, пользуясь физическим определением, «полевая структура».

Карельская и вепсская литературы последних двух десятилетий представляют собой подобные «литературные полевые структуры». Все необходимые процессы литературного «вызревания» в силу сложившихся в стране к концу 1980-х годов общественно-политических и социально-экономических условий, были «запущены» одновременно, напоминая водопад. Предвидя такой поворот событий, один из поэтов-классиков карельской литературы, развивавшейся в середине ХХ века на финском языке, Якко Ругоев (1918-1993), в стихах о своей Родине и о карельском народе использовал образы водопада и бурлящей, кипящей волны, сравнивая себя, поэта, писателя и общественного деятеля, с сосной с крепкими корнями и мощной кроной, противостоящей всем жизненным невзгодам. «По своей жанровой типологии повествования карельских авторов (на финском языке – автор) характерны именно для ранней стадии литературного развития. Это еще не «исследования души» во всех ее изгибах, а повествования о народной жизни со множеством этнографических деталей, с подробным описанием занятий, обычаев, верований северных жителей. На это указывают названия произведений: «Сказание о карелах» Я.Ругоева, «На берегах Пирттиярви» Н.Яккола ( 1905-1967 – автор), «Родичи» О.Степанова (1910-1998 – автор), «Мы карелы» А.Тимонена ( 1915-1990 – автор)». «У карельских писателей … есть потребность начать повествование от «начала всех начал»…. Здесь наблюдается преемственная связь с фольклорно-эпической традицией»,-пишет известный исследователь литературы Э.Г.Карху в «Послесловии к «Истории литературы Карелии» в 3-х томах»[1].

Специфика развития карелоязычной и вепсскоязычной литературы по законам «полевых структур» не может не отразиться в массовости писательского корпуса. Так, первый коллективный литературный сборник на карельском языке «Omil pordahil», составителями которого выступили А.Мишин и А.Волков[2], привлек 26 карелоязычных авторов со 122 произведениями, в то время как в аналогичном сборнике 2003-го года[3] представлено творчество 75 авторов и 7 карельских традиционных сказителей – представителей творческого движения карелов  ХХ – начала ХХI века, живущих в Карелии, Тверской области и Финляндии. Своеобразной «поверкой мобилизованного писательского корпуса» стал карелоязычный альманах «Taival», выпущенный к IХ Финно-угорскому писательскому конгрессу 2006 года[4]. Число современных авторов, живущих в Карелии и пишущих на родном языке, за три года (2003-2006) возросло с 19 до 40 человек. Мощная творческая инициатива, преимущественно карелоязычных авторов, в 1998 году сплотилась вокруг литературного объединения «Karjalaine sana», начавшем свою работу в рамках деятельности Карельского регионального отделения Союза писателей России.

Не менее бурный рост писательских талантов наблюдается и у вепсского народа. Коренной малочисленный народ Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, имея численность по Республике Карелия 4870 человек, а в рамках Федерации – 8300 человек, в 1990-х годах выдвинул из своих рядов 6 человек, работающих в областях малой прозы и поэзии (патриотическая и любовная лирика), четверо из которых являются жителями Ленинградской и Вологодской областей, а лишь двое – жителями Карелии. В 2006 году в поэтическом сборнике «Verez tullei», объединившем стихи поэтов «Белой Веси», как назвала авторов редактор-составитель Н.Г.Зайцева, помещено 87 произведений 11 авторов, из которых жителей Карелии – 7 человек.

За время «творческого водопада» 1990-2000-х годов увеличилось число членов Союзов писателей среди представителей карелоязычной и вепсскоязычной литературы до 8 человек (6 – карелоязычных авторов и 2 – вепсоязычных).

Бурному росту писательского сообщества Карелии содействуют периодические печатные средства массовой информации: уже три газеты на карельском языке (по числу наречий – ливвиковское, собственно карельское, людиковское), газета на вепсском и русском языках, литературный журнал «Carelia» и детский литературно-художественный журнал «Kipinä».

В литературе на новописьменных карельском и вепсском языках на сегодняшний день преобладает поэзия. Ее истоки находятся преимущественно в народном стихосложении: в эпических формах, например, карельских рун с преобладанием двустиховой строфики и песенном стихе, ориентированном на традиционную, преимущественно строфическую, частушку, а также позднюю лирическую народную или советскую массовую фольклоризовавшуюся песню с системой конечных ассонансов. К сожалению, становление собственной национальной специфики в технике стихосложения происходит, в сравнении с содержательной стороной национальной поэзии, значительно медленней. За исключением лучших образцов творчества небольшого круга поэтов, например, Александра Волкова, Николая Абрамова, Нины Зайцевой поэтические формы еще должны пройти в своем становлении значительный путь.

Жанр драматургии на карельском языке тоже делает свои первые, но уже уверенные шаги. От пьес переводных в настоящее время малочисленные драматурги переходят к пьесам собственно авторским, основанным на исторических событиях, этнографии, психологическом портрете национального героя. Среди имен драматургов, создающих произведения на карельском языке или на финском языке с использованием карельского сегодня выделяется творчество Сеппо Кантерво – псевдоним С.С.Пронина, директора Государственного Национального театра Республики Карелия. Только за последние годы им написаны драмы: «Коробейники», «Лемби» и другие. Он является достойным преемником творчества Лео Нярья, известного по пьесе             «Спой песню, карел» (1990-е). Сегодня творчество драматургов востребовано карельским народом: спектакли Национального театра радуют своим художественным качеством, к которому стремятся старейшие любительские национальные театры Карелии – Калевальский. Олонецкий, а так же новые труппы в с. Видлица Олонецкого национального муниципального района, с. Эссойла Пряжинского района. Появился и крепнет на глазах новый для карельской культуры жанр – кукольная драматургия. Здесь нет пока еще собственных авторских пьес, но труппа уже к ним готова.

Проза, несомненно, королева литературы. Если стихи ценят за красоту, меткость образов, душевный настрой, порыв автора, стройность слога и ритма, то проза более демократична в своих основах, она доступна чтению всеми слоями общества, она наиболее подвержена общественной и профессиональной критике. Она требует от писателя глубоких знаний жизни, творческого опыта, психологической наблюдательности, масштабности мышления, а так же величайшего трудолюбия. Даже малейшее «непопадание» прозаика в настроения эпохи, общества, погрешности в выборе ценностей, непроработанность текста ведут к неприятию обществом прозаического произведения из-за фальши, историко-культурной и психологической недостоверности, некомпетентности автора. «Особого подхода требует не только становящаяся словесность в целом, но и каждый ее автор. Ведь они из среды первопроходцев, закладывающих письменную художественную традицию, определяющих литературный облик национальной культуры», пишет автор статьи о вепсской литературе Н.Г.Зайцева[5].

В Карелии прозаиков сегодня единицы. Свой писательский опыт они оттачивают на переводах произведений классиков русской литературы, на миниатюрах этнографического и бытового характера. «Одновременное представительство своего художественного «я» и народно-поэтического «мы» – один из важнейших моментов творчества современных вепсских авторов»[6]. «Реалистическая повесть и рассказ – два ведущих жанра» вепсской прозы[7]. Произведения Виктора Пулькина и Глеба Горышина – «русский пролог к вепсской литературе»[8].Василий Пулькин (1922-1987), автор повести «Глубокие воды Корбиярви» (Л., 1985), повесть в рассказах «Азбука детства» – это писательский отбор материал «из ледяной купели жизни» для укрепления «духа народа, его «охоты жить»[9]. Так же любимо вепсским народом творчество и другого вепсского прозаика – Анатолия Петухова. Он первый профессиональный писатель. Его главный жанр – повесть. «Проблемы, поднятые писателем в повести «Люди Суземья», очевидно, выходят за национальные рамки», пишет Н.Г.Зайцева[10]. Много пишет автор и для детей на вепсском языке.

Карельская проза имеет глубокие истоки и своих признанных классиков. Долгое время она развивалась на финском языке, будучи по содержанию, образному строю, формам подачи литературного материала глубо карельской. Нельзя не вспомнить блестящую плеяду авторов, родившихся и выросших в Северной, Беломорской Карелии и писавших ее: Я.Ругоев, О.Степанов, Н.Яккола, А.Тимонен, П.Пертту (1917-1992) и другие. «Они были первыми коренными писателями этого края, через их творчество он впервые вошел в литературу и обрел свое место в ней», писал Э.Г.Карху[11]. Нельзя, на наш взгляд рассматривать этот пласт литературы как произведения на близкородственном карельскому языку: В Беломорской Карелии и сегодня рядом мирно уживаются два родных языка – собственно карельское наречие карельского и финский язык. Жители этого северного края: Я. Ругоев «Васей и Василиса», Н. Яккола «На берегах Пирттиярви» (1949-1968), А.Тимонен «Мы карелы», «Родичи» О.Степанова. Почти все эти произведения переведены на русский язык и известны читателям России и зарубежья.

Сегодня традиции плеяды прозаиков, работавших в направлении национального реализма, подхватили: Петр Семенов – первый прозаик, представляющий язык карелов-ливвиков, Андрей Туоми – калевальский уроженец, пишущий на русском языке, но глубоко по-карельски, Николай Зайцев – карел-ливвик, чье стремительное появление в писательском цехе вызвало не только неподдельный интерес и уважение собратьев по перу, но и привлекло внимание читающей публики своей достоверностью, красотой и образностью карельского языка, глубоким реализмом карельской действительности и глубоким пониманием природы карельского характера. На писателей - выходцев из Южной Карелии, сегодня возлагаются особые надежды: они призваны поднять прозаические жанры на профессиональный уровень и создать своим творчеством условия для «высоко старта» в национальной литературе следующему поколению национальных прозаиков. В последние годы бурно развивается талант еще одного, более молодого по возрасту, представителя, карельского писательского цеха – Александра Костюнина, работающего на русском языке. В своей книге «В купели белой ночи», получившей в 2007 году Премии имени А.И.Куприна и «Облака» как «Лучшая книга 2007 года» России, автор пишет: «Нет нужды выдумывать сюжеты… Персонажи, сюжетные линии – рядом»[12].

Финская литература Карелии всегда была и сегодня является созвездием талантов. Среди новых имен в 1970-2000-е годы появились: Унелма Конка (Катри Корвела), Тойво Флинк, Пааво Воутилайнен. Стали писать по-фински поэты, ранее работавшие на русском языке – Рейё Такала, Армас Мишин. Проза Арви Пертту привлекает круг финноязычных читателей. Среди молодых поэтов «встали на крыло» Евгений Богданов (Энска Якобсон), молодые авторы Аниса Кеттунен, Кристина Коротких. Широкие возможности для роста молодых талантов имеет то обстоятельство, что более 80-ти лет в Карелии издается литературный журнал «Carelia», ставший лабораторией творчества молодых.

Есть возможности творческого роста у молодых, начинающих авторов Карелии, пишущих на прибалтийско-финских языках: на протяжении ряда лет осуществлялся Международный карельско-финляндский молодежный проект «Школа литературного мастерства» для молодых, пишущих на прибалтийско-финских языках Карельской молодежной организации «Нуори Карьяла». Книга из 44-х произведений, созданных молодыми, объединила 16 авторов и три языка: финский, карельский (два наречия), вепсский.

Рамки выступления не позволяют более подробно остановиться на обширной переводческой деятельности, которая велась и ведется на карельском и вепсском языках. Это разнообразные издания духовной литературы, осуществленные при помощи Института перевода Библии (Финляндия), художественная проза, поэзия, драматургия. Достаточно сказать, что за последние годы осуществлены несколько переводов «Калевалы» с финского на русский язык, на вепсский язык; заканчивается работа над переводом избранных рун на карельский язык (ливвиковское наречие); осуществлены переводы такого монументального памятника духовной литературы как «Новый завет» в различных своих авторских версиях на карельский (ливвиковское наречие) и вепсский языки.

Несколько слов о развитии ранее почти полностью отсутствовавшего направления национальной литературы – литература для детей. За последние пять лет в Карелии появились новые книги стихов, рассказов, сказок на карельском и вепсском языках. Есть авторы, которые специализируются на детской литературе – Валентина Каракина, Наталья Синицкая, Наталья Антонова и другие.

Водопад создаваемой в Карелии национальной литературы невозможно было бы донести до читателей, если бы не была в республике организована издательская деятельность. Традиционно наибольшую нагрузку выполняет ГУП «Издательство «Периодика», работающее на национальных языках. Так, например, за последние шесть лет (2003-2008) изданы 18 наименований художественной литературы на карельском языке общим тиражом 16300 экземпляров, а также – 10 книг художественной литературы на вепсском языке тиражам 6800 экземпляров; 8 литературных изданий на финском языке тиражом 8800 экземпляров. Изданы так же 2 книги на всех трех языках тиражом 1400 экземпляров. В рамках Республиканского конкурса «Лучшая книга года» по предложению национальной общественности, издателей, Министерства Республики Карелия по вопросам национальной политики и связям с религиозными объединениями сложилась номинация «Лучшая книга на карельском, вепсском или финском языках».

Большую поддержку в работе с новой литературой оказывают библиотеки Республики Карелия: в Государственной Национальной библиотеке Республики Карелия работает отдел краеведения, осуществляющий работу с читателями на всех прибалтийско-финских языках народов Карелии, созданы электронные каталоги «Карелика», «Вепсика»; осуществляется работа по созданию электронных версий «Библиотека редких изданий», электронных библиотек для районных библиотек Республики Карелия. В Олонецком национальном муниципальном районе с 2000 года осуществляется многоэтапный творческий проект «Республиканский фестиваль карельской литературы «Здесь Родины моей начало» имени В.Е.Брендоева», Калевальская и Костомукшская библиотеки с тпривлечением самой широкой общественности разрабатывают тематику, связанную с творчеством Якко Ругоева, Ортье Степанова. В Калевальском национальном муниципальном районе при содействии общественности Финляндии и фонда «Юминкеко», возглавляемого Маркку Ниеминеном, создается литературный музей народного писателя Карелии Ортье Степанова в д. Хайколя.

Несмотря на достигнутые успехи, у национальной литературы Карелии существуют и свои проблемы: ограниченность читательской аудитории, средств, необходимых на национальное книгоиздание, наметившийся кризис смены писательских поколений, необходимость в профессиональном совершенствовании писательских «новобранцев». Эти задачи текущие, повседневные, и мы будем продолжать их решать совместными усилиями.

 


[1] Э.Г.Карху «Послесловии к «Истории литературы Карелии» в 3-х томах» Петрозаводск, 2000, с. 441-442.

[2] «Omil pordahil»Стихи и рассказы на карельском языке. Сост. А.И.Мишин, А.Л.Волков. Петрозаводск, 1999.

[3] «Karjalan pagin. Kauniskirjutuksen antologii» Сост. А.И.Мишин, А.Л.Волков. Петрозаводск, 2003.

[4] «Taival». Сост. Р.П.Коломайнен, П.Р.Леонтьев, А.И.Мишин, Р.П.Ремшуева. Петрозаводск, 2006.

[5] Н.Г.Зайцева. Вепсская литература: проблемы становления. «Истории литературы Карелии» в 3-х томах» , т. 3, Петрозаводск, 2000, с. 393

[6]  Там же.

[7] Там же, с.416.

[8] Там же, с. 400.

[9] Там же, с. 407.

[10] Там же, с. 411.

[11] Э.Г.Карху «Послесловии к «Истории литературы Карелии» в 3-х томах» Петрозаводск, 2000, с. 440.

[12]  А.В.Костюнин. «В купели белой ночи». Петрозаводск, 2007. с. 210.