Зрителям Контакты

Сарафан

 

Сарафан – является одним из основных видов традиционной женской одежды жителей северных губерний. Носили сарафаны с раннего детства и до глубокой старости: надевали их и по будням, и по праздникам. Постепенно видоизменяясь, эта одежда сохранилась до ХХ в. В селениях Поморья сарафаны довольно широко бытовали до 1920–х годов, причем использовались не только старинные сарафаны, но изготовлялись новые. Позже, для молодых девушек сарафаны уже почти не шили, но старинные (бабушкины, материнские и т. п.) тщательно хранили. Их молодежь надевала по праздникам: в Святки, на Масляницу, на гуляния по случаю больших престольных праздников. Активно использовались старинные одежды участниками фольклорных групп, которые появились в Поморских селах уже в конце 1930–х годов.

Староверческое население Поморья не только использовало, но и постоянно самостоятельно изготовляло себе одежду, в том числе и сарафаны «по–старому» крою, вплоть до последнего времени.

Наиболее архаичный по форме – косоклинный сарафан т.н. «костыч», который имел шов посередине переднего полотнища, косые клинья и подклинки по бокам, лямки и цельнокроенную спинку. Эта спинка, переходящая в лямки, имеет форму, напоминающую перевернутую трапецию. Многие исследователи рассматривают наличие такой спинки как пережиток древнего «глухого» сарафана. Такие глухие сарафаны шили из перегнутого по плечам полотнища ткани, со вставленными по бокам слегка скошенными или продольными клиньями. «Сарафаны – долгоплечи, с клиньями по бокам», «сарафаны широкоплечи», – так говорили нам в разных селах Поморья.

Именно сарафаны–костычи во второй пол. ХIХ века – первой пол. ХХ вв. явились отличительной одеждой пожилых женщин–староверок, хотя среди православного, церковного населения в это время были уже широко распространены т.н. «круглые» «прямые» сарафаны. Причем, новых костычей, как правило, не шили, а донашивали старые.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Косоклинные сарафаны могли быть распашными с застежкой впереди по всей высоте, из небольших оловянных, медных или серебряных пуговиц. Но полотнища переда могли быть и сшитыми вместе (а не распашными), тогда по шву они имели декоративную застежку в виде нескольких пуговиц и накидных петель из шнура. Старались пришить побольше пуговичек – «это как краса была…». «На праздничный сарафан пуговицы «как под золото», а сверху узор «решеточкой»; а вот на костычи для будней – так и пуговички попроще, без узоров…». Пуговицы, как известно, отливались из серебра и меди в мастерских Даниловского монастыря на Выге, наряду с другими предметами домашнего обихода. Края подолов, лямок и верха сарафанов обшивались в тон ткани тесьмой, лентой или бейкой, обычно другого цвета.

Существовали костычи «выходные» («выездные»), в которых отправлялись на праздничные моления. Назывались они в зависимости от использованного для шитья материала «гáрусники» (из шерстяной, тонкой ткани), «шелкóвники», «матéрьи» (из шелковых, в т.ч. муаровых). Старушечьи костычи были темных цветов: коричневые, темно–зеленые, синие, черные; костычи девушек–староверок – светлыми: «голубы, розоваты, бордовы».

В коллекции музея «Кижи» имеется три костыча: гарусник черного цвета из с. Шижня (рис. 3а), темно–зеленый костыч из узорной шерстяной ткани (Сумский Посад), третий сарафан – из синего сатина с семью медными пуговицами посредине по шву – из д. Нильмозеро (рис. 3в).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Косоклинные сарафаны постепенно вытеснялись из употребления более поздними по времени возникновения «прямыми» («круглыми») сарафанами. Они были проще в изготовлении и шились из четырех и более (в зависимости от ширины ткани) прямых полотнищ. Нестароверческое население Поморья во второй пол. ХIХ – первой трети ХХ вв. носило именно такие прямые сарафаны.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Изучение кижской музейной коллекции позволяет выявить существенные детали местных сарафанов, не отмеченные ранее исследователями. В частности, все поморские сарафаны сшиты из полотнищ одинаковой длины (в виде юбки на лямках), без т.н. «грудины» (удлиненного кверху переднего полотнища), наличие которой характерно для русских Заонежья и Пудожья.

Рассматривая музейную коллекцию, можно выделить характерную особенность поморских сарафанов: их спинки, как правило, выкраивались вместе с лямками и были значительно крупнее, чем у подобных сарафанов карел Олонецкого уезда и Сегозерья, а также русских Пудожья и Заонежья (Пудожского, Петрозаводского и Повенецкого уездов). Обращает на себя внимание то, что спиночка поморских прямых сарафанов выкроена также, как в староверческих костычах (рис.3б). В этом возможно сказалось влияние староверческой культуры. Спинка сарафана, как уже отмечалось, напоминает по форме трапецию и могла пришиваться к заднему полотнищу или выкраиваться вместе с ним.

По верху заднее полотнище сарафана набиралось односторонними встречными складками, направленными к центру спины. Спереди, на груди – складки значительно крупнее, чаще всего, они двусторонние (бантовые). Складки по верху сарафанов из Поморья выделяются тем, что они более крупные как впереди, так и сзади. При этом, они обязательно закрепляются несколькими горизонтальными, чаще всего машинными, строчками и подшитой с изнанки полосой ткани.

Разрез для застежки в поморских сарафанов, как правило, делался сбоку, чаще всего слева. Застежка на разрезе имела вид металлических крючка и петли, иногда – пуговицы и петли.

По подолу «прямые» сарафаны могли украшаться высокими (от 17 до 36 см) оборками. Иногда оборки делались двойными. Вероятно, оборки были довольно поздним явлением, т.к. о сарафанах без оборок в деревнях говорят как о более старых. Как правило, это сарафаны, которые носились матерями нынешних бабушек или же их бабушками. В староверческих одеждах никогда не шили оборок по подолу сарафана, оборка считалась «грехом», видимо, как явление чуждое, позднее. В семьях, где кто–либо был старовером (дед, бабушка, родители, дяди, тети и т. д.), даже не крещеные в старую веру девушки, старались одеваться как можно скромнее, по старой традиции. Именно поэтому, видимо, для Поморья, с его сильным влиянием староверческой культуры, были характерны праздничные прямые сарафаны без оборок, сшитые даже в столь позднее для традиционной одежды время – первой трети ХХ столетия.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Прямые сарафаны также шились из различных тканей: штофных, шерстяных, в т.ч. узорных тканей; шелковых («шумящий» – тафта) и хлопчатобумажных (ситцев, сатинов, канифаса, кисеи и др.). Они имели те же названия, что и костычи: «гарусник», «шелковник», «матерья», «штофник», «тканевой»; «праздничный», «выходной», «будничный» («за вся носить, таскать…»)

Сарафаны из шелковых тканей в поморских селах и деревнях назывались «матерья». Вероятно, привозная красивая шелковая «с морямы», «с отливом» ткань имела среди поморов название «матерья», соответственно и сарафан из нее получил то же название.

«Случай будет в Москву ехать, – привезу подарок […] Ежель любишь, душа купишь Аленьку матерью», «Я по осени приеду подарочек привезу…Из Архангельска матерью семишелковую…», – так поется в «утушных» песнях, в которых «ярче чем в других песенных жанрах Поморья, нашли отражение черты местного колорита». [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

До сих пор поморы употребляют этот термин: «В котором мама венчалась – сарафан шелковый, с морямы; светло-лиловый, звали матерья.»; «Матерья-то у тя готова?»; «Платок держала со второй матерьей…»; «на Святочную вечерину… надевали еще лучше сарафаны – «матерьи» называются…» и т.п.

Верх прямого сарафана, края лямок, спинки и подола, обшивались фабричной шерстяной или х/б тесьмой или тканью. По подолу чаще всего темного цвета, верх – в тон ткани. Любили обшивать край подола «бахромочкой» (фабричная тесьма с пушистым краем). Подол дублировался на высоту до 0,5 м другими тканями (ситцем, сатином, коленкором) – это называлось «оподолье». Говорили, например: «Оподолье у матерьи – высокое…». Оборки сарафанов нередко украшались белым или черным кружевом. Многие сарафаны были без каких-либо украшений по подолу (кроме обшивки края черной тесьмой). В коллекции музея часть сарафанов украшены оборками, дополены нашивками атласных, бархатных лент (как правило, в тон цвета материй).

Прямые сарафаны более разнообразны по расцветке, чем косоклинные. Пожилые люди носили сарафаны темных цветов: коричневые, сиреневые, темно-зеленые, а молодые девушки и женщины – более светлых оттенков зеленого («болтный», «капустный», «на зеленое»), сиреневого («на сирень»), различных оттенков светло-коричневого цвета, голубого, вишневого.

В описаниях поморских вечеринок начала ХХ века мы находим упоминания о желтых, синих, красных, зеленых и розовых сарафанах, дополненных большими платками таких же цветов и «целым ворохом» розовых, голубых, красных и желтых лент, заплетенных в косы (…) и привязанных к сарафанам и рукавам рубашек».

В песнях Поморья также упоминается алый цвет сарафана. Интересно, что во время экспедиций нам не пришлось встретить или услышать упоминания о красном сарафане или белофонном ситцевом. Нынешние информаторы не могли вспомнить у кого-либо таких сарафанов: «красных никогда не видела; белые в цветочек – если только у детей?!» Вспоминали «малиновую матерью». В это время (нач. ХХ в.) белофонные ситцевые сарафаны были распространены в деревнях Заонежья и Сегозерья. Красные сарафаны были характерны для Заонежья, Пудожья, Олонецкого уезда как праздничные, а также как сенокосные или жатвенные. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

За время экспедиционных поездок, сотрудникам музея приходилось видеть в поморских семьях еще довольно много сарафанов. В с.Вирма, например, в двух домах – по 10 сарафанов в каждом! Причем, сарафаны эти в одной из семей используются в выступлениях фольклорной группы, а в другой – тщательно хранятся и совершенно не используются. Владельцы охотно показывали нам сарафаны, но желания передать их в музей не было. Во многих семьях хранятся по одному-два сарафана, как память о тех людях, кому они когда-то принадлежали.

По свидетельствам поморских женщин, под сарафан, на сорочку надевали еще и светлую нижнюю юбку («подъюбник»). Она шилась из покупных тканей (например, коленкора, миткаля), с прорехой сзади, с завязками и довольно широким вязаным кружевом по подолу. Завязки юбки перекрещивались сзади, проводились вперед и завязывались впереди.

Поскольку в Кемском Поморье лен выращивали мало, ткани, в основном, были покупные. В начале ХХ в. очень широко распространилась одежда из фабричных тканей.

В селе Сорока, местная жительница рассказывая нам о том, как в 1926–28 гг. плотники из Заонежья («шуньжаки») строили мосты в их селении, вспоминала, что «они ходили в домотканых грубых одеждах, и верхних и нижних». Когда один из плотников захотел посвататься к местной девушке, то она заявила своим родителям: «Я в Шуньну замуж пойду?! – деревянны юбки носить: ангел меня сохрани!» Видимо, в Кемском Поморье, к этому времени домотканая льняная одежда уже совершенно ушла из употребления, в то время как в Заонежье – она еще широко бытовала.

Со времен глубокой древности обязательной частью любой (особенно нижней) одежды считался пояс. Сакральное значение его, очевидно, имеет тесную связь с верой в магическую силу круга, замыкающего пространство. По своему значению пояс приравнивался к нательному кресту: «без креста, без пояса…». Благодаря поясу-оберегу, как считалось, человек мог оградить себя от нечистой силы, и потому в обрядах, где необходимо было с нею общаться – он снимался одновременно с крестом. В поморских «присушения» – заговорах, употреблявшихся для того, чтобы заставить кого-либо полюбить себя, встречаем такие слова: «… если потеряешь – сойдешь с ума, и попадешь прямо за тридевять морей в тридесятое царство, которому я служу и верую, когда снимаю крест и пояс…». «Видимо, ношение пояса непосредственно на теле является древнейшей формой традиции. Позднее роль оберега сохраняет и пояс, надеваемый поверх одежды». И.К.Инха описывая традиций Беломорской Карелии 1890-х гг., отмечает, что без креста и пояса никогда нельзя было находиться – даже во время сна, без пояса нельзя было выходить из дома: «через три порога переступить». При этом на рубаху, чтобы не совершить греха, полагалось надевать «нижний пояс» («alusvyо»), а на сарафан – другой, верхний.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Нательный пояс был неотьемлемой частью староверческого костюма, как женского, так и мужского. Подробно о поясах в одежде староверов острова Ковжино (с.Сорока) рассказывала нам О.Г.Редькина. Надевали пояс на сорочку, под сарафан и не снимали его даже на ночь. Снимался такой пояс лишь вместе с крестом, в бане. При этом, для хранения креста и пояса (на время мытья в бане) в предбаннике существовала специальная полочка.

Пояса были разнообразны по материалу и технике изготовления. Их могли плести или ткать из разноцветных окрашенных льняных или шерстяных нитей, с кисточками на концах. «У бабушки был тканый, разноцветный и с кисточками; все время носила его…», «тоненькой пояс на сарафан: задернет его (подол сарафана – Е.Я.) спереди, чтоб не наступать…»; «Шнурок на кудели – такой же как на сарафане у бабушки пояс…».

Широко распространены были и пояса покупные, монастырского изготовления, с вытканными словами молитв. С.В.Максимов отмечает, что ими «издревле снабжалось» Поморье», упоминает «неизменный и обязательный шелковый поясок, в палец шириною, с молитвой, вытканной белыми руками девушек старочек», который дается в подарок заезжим в Топозерский скит людям. Девушки отправлялись в скит для обучения грамоте и рукоделиям.

Поверх сарафана-костыча одевали другой пояс (когда куда-либо шли по улице…) – чтобы «костыч не болтался…», «пояском подвяжешь, чтобы туго-туго; кругом себя сарафан-то не ходил, он же тяжелый…». Такие верхние пояса снимали на время службы, когда шли на исповедь, «отвязывают пояс (знак де разрешения от грехов)».

В «утушных» песнях Поморья упоминаются покупные, привозные («с Норвеги», как говорят поморы) поясочки:[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

«Я по осени приеду, тебе подарокпривезу,Подарочек дорогой да перстенечекзолотой,Я из гавани платок дасаморфистый поясок…»

В кон. ХIХ – нач. ХХ вв. пояса («ремни») в Поморье имели широкое распространение. Ими подпоясывали праздничные сарафаны и кофты под грудью или по талии. Во многих поморских семьях сохранились подобные «ремни». Очень характерны прорезиненные или бархатные черные пояса (шириной ок. 6–6,5 см) с большими пряжками из желтого металла (их размеры: 6×8,5; 6×8; 6,5×7 и др.), которые орнаментированы рельефными растительно–геометрическими узорами. Пояса были не только черного, но и светло–коричневого цвета, могли орнаментироваться вышитым узором, известны также кожаные пояса.

Мужские рубахи перепоясывались длинными узкими разноцветными поясами. В кон. ХIХ – первой трети ХХ вв. носились и кожаные пояса: узкие – по верх рубах, а более широкие – по верхней одежде.

Такой элемент поясной одежды как фартук («фартоцек») в праздничном поморском костюме, видимо, не имел того значения, как, например, в костюме Заонежья и Пудожья кон. ХIХ – нач. ХХ вв. «Это в Заонежье передники носили, – это у них такая мода была…», часто говорили нам в поморских селениях. В костюме староверов Кемского Поморья фартук занимал незначительное место. Связано это, видимо, с тем, что на косоклинные сарафаны, широко используемые староверами, не полагалось надевать передник, а только пояс. В начале ХХ в. передник не было принято надевать на «большой» праздничный наряд, но его одевали на «малый» наряд – на выход, в воскресные дни. Староверы шили обычно атласные или гарусные фартуки черного, синего и коричневого цвета. К концам пояса фартука могли пришивать «рипсовые ленты, под цвет…». Завязки традиционно обводили фигуру по талии, перекрещивались сзади, проводились вперед и завязывались на узел и бантик. Судя по воспоминаниям поморок, праздничный фартук надевался лишь с гарусным или другим «тканевым» сарафаном, но не с шелковым. «В простом уж сарафане не пойдешь без фартука, только в хорошей одеже – без фартука можно…». Видимо, именно сарафаны — «матерьи» в нач. ХХ в. могли носить без фартука (рис.4а, б), но праздничные «гарусники», которые тоже считались нарядными, все же надевали с праздничным передником (рис.4в). Специально для этого вышивали черным стеклярусом и бисером большую часть подола фартука на высоту 10–20 и более см («до–полуфартука). Орнамент вышивки был растительно–геометрический, основным мотивом которого являлись довольно крупные цветы. «Передники, вышитые стеклярусом, играющим бриллиантами…» – упоминает в нач. ХХ в. Г.Цейтлин в описании наряда поморских девушек на вечеринке. «По черному шелку – черным бисером вышивка – как зеркало сияла!» – так рассказывают сейчас в Поморье. Ткань «фартука» могла быть любого цвета, не только черного, но и разных оттенков бордового, зеленого, коричневого, сиреневого. Обычно это были шелковые, шерстяные, иногда кисейные, но всегда покупные («торговские») ткани. Вышивка стелярусом могла дополняться вышивкой нитями, защипами (поперечными и продольными), нашивками в виде атласных лент и полос бархата, а также пришитой по краям фартука бахромой или кружевом (чаще всего черного цвета).

Покрой фартука (передника) очень прост: в виде одного, двух или трех прямоугольных полотнищ ткани с поясом и пришитыми к его концам длинными завязками. Все предники шились без каких–либо карманов. Полотнища ткани могли быть соединены швами без соблюдения симметрии. Наверху, по бокам, «фартук» закладывался несколькими неглубокими складочками (реже – вытачками) и собирался на пояс. Передники могли быть различной длины, и по подолу сарафана, и значительно короче (рис.6). Будничные передники изготовлялись из материй «попроще» – «все больше – из черного сатина», «простые, тканевы, сатиновы…».

В кон. ХIХ в. в Поморье также бытовал кожаный фартук – элемент промысловой поясной длинной одежды мужчин и женщин, который одевали при разделке рыбы. Такой фартук назывался «передница». Вполне возможно, именно «передница» представлена на фотографии кон. ХIХ в. в книге А.П.Энгельгардта.

Верхней одеждой, которую надевали на сарафан, были кофты, которые шились с длинными рукавами, суженными к кистям. Кофты могли иметь или не иметь манжеты и воротники, быть приталенными или прямыми. Кофты были распашными (этим они отличались от мужских рубах, которые имели лишь небольшой разрез у ворота) и с застегались на пуговицы или металлические кнопки.