Зрителям Контакты

Сравнительная характеристика певческих тембров традиционных исполнителей рун и былин

Семакова И.Б.

Проблема интонирования поющегося факта традиционной культуры актуальна с момента первых попыток записи этого факта. Однако реальные шаги научного характера сделаны учеными значительно позже. Значительный вклад в постановку и поиск путем решения проблемы в отношении интонирования эпоса внесли этномузыковеды Ф.Колесса, К.Квитка, Э.Алексеев, И.Колехмайнен и многие, многие другие исследователи.

Как выяснилось, проблема интонирования очень многогранна. Поэтому, по большому счету, все музыковедение разрешает ее с тем или иным результатом.

Однако, несмотря на существующий своеобразный “мозговой штурм” исследователей, существуют также аспекты проблемы, которые не решаются даже затрагивать многие исследователи. Среди них – проблема певческого тембра – актуальнейший, смыслонесущий пласт не только поющегося, но и вообще звучащего факта традиционной культуры. Но и сама по себе проблема тембров, как и проблема интонирования в целом, огромна и сегодня, несмотря на имеющуюся для исследования инструментальную базу все так же, как и двадцать, и пятьдесят, и сто лет назад объективно сложна для исследователя. Связано это, прежде всего, с тем, что любая, инструментальная в том числе, компьютерная обработка материала ведет, с одной стороны к накапливанию конкретных фактов с конкретными физико-акустическими характеристиками, с другой, все так же сложно соотносимыми с реальным тембром звучащего явления традиционной культуры. Ухо исследователя и его тело сегодня, как и много лет назад, остаются единственным достоверным инструментом на пути поиска подходов к описанию проблемы тембра. О том, что это наиболее точные, данные самой природой, приборы, свидетельствует сама практика современного овладения, прежде всего, интонацией – так познаваемыми манерами традиционного пения. О том, что на этом пути есть несомненные успехи, свидетельствует хотя бы опыт работы коллектива Дм. Покровского и Т. Смысловой.

Сделаем небольшое отступление о том, что такое тембр в традиционной музыкальной и собственно песенной (в широком смысле).

Самое упрощенное представление о содержании термина “тембр” связано с окраской звука. Тембр является архаичной довысотной характеристикой традиционной музыкальной культуры. В певческих традициях тембр тесно связан и зависим от климатических (ландшафт, климат, сезонность) условий жизни этноса, этносоциальной ситуации (обряд – необрядовость), межэтнических контактов, физиологии исполнителей (пол, возраст, одаренность).

Певческий тембр – один из наиболее устойчивых компонентов традиционной культуры (не только музыкальной), но и в целом связанным с голосом, и шире – организмом человека). Тембр певческого звука является идентифицирующим этнос компонетом, т.к. тембр – это один из способов этнического мышления. Тембр – это не одна, а целый комплекс характеристик звукового явления – акустических, динамических, антропологических, психофизических и т.д.

Однако сегодня исследователи стремятся описать тембр не только с позиций акустических (Н.Гарбузов и его последователи), психофизических (Б.Теплов), но, прежде всего, артикуляции.

«Сущность его (метода - И.С.) заключается в том, что фиксируется не сам тембр, а способ его получения» –  пишет В. Маденус (9, с. 26).

Фонетические процессы в языке во многом сопутствуют и тембральным процессам традиционной музыкальной культуры этноса. На основе эмпирических наблюдений, а также работ по фонетике финно-угорских (прибалто-финских) языков автор утвердился во многом о наибольшей значимости в описании артикуляционных процессов темброобразования в традиционной певческой культуре финно-угров – карелов, вепсов, финнов, эстонцев класса гласных фонем. Опыт показывает, что полученные наблюдения складываются в определенную систему, если в основу классификации положен принцип формирования фонем по ряду – передне-средне-заднеязычные. Не вдаваясь в технологию подсчетов, перейдем к описанию результатов проделанного исследования на примере поющегося эпос карелов – рун и русских – былин Заонежья.

Характер звучания карельских рун почти всегда очень светлый, приподнятый, даже радостный. Состояние рунопевцев и их слушателей уместно рассматривать как аффектное. Такой эмоциональный настрой, а вслед за ним и светлая, теплая окраска поющегося звука – тембр, вполне конкретными структурными проявлениям. Прежде всего, это особые приемы работы рунопевцев по инструментовке стиха, его интонации. Лексика рун подбирается не только по аллитерационным принципам, которые ни при каких условиях не сдают своих прочных позиций.

Для создания особо торжественного, святого состояния человеческого духа рунопевцы повсеместно используют прием подбора гласных фонем в лексемах по признаку их ряда. Подавляющее большинство лексем включают в себя гласные фонемы переднего ряда. Участки фонетического “затемнения” немногочисленны. Заднеязычные фонемы рунопевцев стремятся расположить на начальных и продолжающих участках стихов, в то время, как окончание стиха обязательно “окрашивается” в светлый колорит. Подобная фонетическая работа рунопевцев с текстом является, вероятно, важнейшим жанрообразующим признаком, т.к. в текстах иной функциональной направленности 2 причитания, лиро-эпические песни, детский фольклор – мы наблюдаем значительное, в сравнении с фонетическим строем рун, “усиление “затемнения”. Наш анализ подкреплен статистикой – в рунах количество гласных фонем заднего ряда колеблется в рамках 14,7 - 25%, в том время как переднеязычных фонем тексты рун содержит от 42,6 до 77,6%.

Умиротворенность, определенную уверенность, стабильность тембру исполнителя, певческую интонацию придает достаточно большой пласт гласных лексем среднего ряда: от 15,3 - 36,6%. В ряде случаев количественно фонемы среднего ряда в текстах превышают объем фонем ряда заднего. Этот факт свидетельствует, прежде всего, на значительность для мелодической линии, т.е. собственно пения. Может это означать и ослабление элементов сказывания рунических текстов. В этом случае не исключается в мышлении рунопевца переакцентировка функций рун – от прагматики быта к художественно-эстетическому явлению, где несколько ослабевает тембральная сторона сказительской манеры и наблюдается переход к достаточно устойчивой в звуковысотном отношении мелодической линии. Таковы руны в исполнении самых авторитетных рунопевцев Северного Приладожья и Беломорской Карелии: Petri Šemeikka из Суйстамо, Jivana Onoila (Суйстамо), Анны Кириловой из Вокнаволока, Анны Денисовой из Толлореки, Михкели Пертунена из Ладвозера и других.

Тем не менее, необходимо подчеркнуть, что для большинства рунопевцев текст эпического сказания был значительно важнее его музыкального оформления. Поэтому тембральные характеристики сказительной манеры все же доминируют над четкой звуковысотной линией, тяготея к формам раннефольклорного интонирования и, прежде всего, глиссандирования в узком мелодическом диапазоне.

По поводу соотношения светлого и темного тембрового колорита в рунах можно высказать идею и о том, что возможно выделение не менее двух региональных традиций: очень “светлой”, буквально прозрачной традиции рунопевцев Северного Приладожья (14,7 примерно 18% з/я гласных фонем) и несколько “темнее” традиции Беломорской Карелии (120,8 -25% з/я гласных фонем). На наш взгляд, причин и параметров такого выделения тембральных регионов рун несколько. Среди них и ориентация на различные жанры певческой культуры карелов – руны (преобладают в Приладожье) и причитания (преобладают в Беломорской Карелии).

Артикуляционный тембровый анализ былин Заонежья (Т.Г.Рябинин, П.Г.Юхова, Дмитриев, Т.Иевлев и др.) показал, что былинщики имеют принципиально ниже, в сравнении с карелами, тембровые ориентиры. Сказители стремятся использовать лексемы такого фонетического состава, которые позволяли бы сказителю максимально “сберегать” ресурсы артикуляционного аппарата. Отсюда стремление исполнителей уравновесить в тексте былины количество гласных фонем переднего и заднего рядов. Так, например, у Т.Рябинина в былине “О Вольге Святославовиче” разница между количеством переднеязычных и заднеязычных гласных фонем составляет всего 0,4%. Эта былина уникальна не только по тексту, мелодике, но и тембровой структуре. Замечательное тембровое артикуляционное равновесие мы отметили и у П.Юховой (Иван Годинович), у П.Горшкова (Добрыня и Алеша), у В.Щеголеша (Ставр Годинович и Василиса Микулична). И, тем не менее, среди проанализированных нами былин есть образцы отхода от тембрового артикуляционного равновесия. Так значительно “расхождение” между количеством гласных заднего формирования и переднего ряда в былине “Микулушка Селянинович” в исполнении Т.Иевлева (47,3 з/я и 24,6 - п/я); в былине П.Горшкова “Женитьба князя Владимира” (46 - з/я и 32,7 - п/я); в былине “Об Илье Муромце и Ермаке Тимофеевиче” в исполнении В.Щеголенка (43,2-п/я и 31,6-з/я) и т.д.

Если в былинах с артикуляционным тембровым равновесием напевы звуковысотно должны быть оформлены ярко (свидетельство тому – архивные записи былинщиков Рябинина), то в былинах, где мы наблюдаем пусть небольшое доминирование гласных переднего ряда над гласными ряда заднего и наоборот, напев мог иметь достаточно выраженную поэтическую природу с некоторым “невниманием” певцов к музыкальному оформлению былин. Так произошло, например, с И.Степановой из д. Подъяльники. Невнимание собирателй к природе поющегося эпоса привели не только к выхолащиванию многих структурообразующих компонентов жанра, но и к явно неудачным образцам пересказанных былинных текстов. Вероятно, таковы записи практически всех былин со значительной разницей между соотношением числа гласных заднего ряда.

Об артикуляционной тембровой экономии, а точнее, унификации тембра за счет усиления звуковысотной мелодической линии, свидетельствует и очень устойчивая в своих количественных границах группа фонем среднеязычной природы (от примерно 17 до 28%). Обратим внимание на другие аспекты тембровой артикуляционности былин. В записях певческого исполнения былин мы слышим достаточно сильную гнусавость тембральных красок. Это означает, что при анализе тембровой артикуляции означенные явления возможно обнаружить при рассмотрении другого класса – назальных, т.е. согласных “носовой” природы.

Таким образом, в результате проделанной работы обнаружилось, что поющиеся эпосы народов, веками живущих бок о бок – карелов и русских – практически не совпадают тембрально. Они ориентированы на аудиторию не только с различной этнической ментальностью, но и находятся на различных уровнях общественно исторического художественного сознания. Эпос карелов архаичен не только своими сюжетами, но и тембрально, в то время как поющийся эпос русского по самосознанию населения Заонежья закрепился в известных нам тембральных формах относительно недавно.

Литература:

1. Асафьев Б. Музыкальная форма как процесс. Л, 1971 г., кн. 1-2.

2. Асафьев Б. Речевая интонация. - М-Л, 1965г.

3. Алексеев Э. Раннефольклорное интонирование. - М., 1986г.

4. Бубрих Д. Историческая фонетика финского-суоми языка. - Петрозаводск, 1948г.

5. Володин А. Психологические аспекты восприятия музыкальных звуков. Автореферат кандидатской диссертации. - М., 1972г.

6. Гарбузов Н. Зонная природа звуковысотного слуха. - М.-Л., 1948г.

7. Земцовский И. Этнография исполнения: музицирование-интонирование-артикулирование. // Традиции и перспективы изучения музыкального фольклора народов СССР. - М., 1989, с. 94-106.

8. Леви В. Вопросы психобиологии  музыки. - Советская музыка, 1966г., 3 8.

9. Мазепус В. Артикуляционная классификация и принципы нотации тембров музыкального фольклора // Коулекская технология. - М., 1998г., с. 24-51.

10. Назайкинский Е. О психологии музыкального восприятия. - М., 1972г.

11. Панов М. Современный русский язык. Фонетика. - М., 1979г.

12. Семакова И. Певческий тембр как способ этнической идентификации населения Онежско-Ладожско-Белозерского Межсозерья и Южной Карелии. Народная песня и музыка как носитель идентитета и объект культурного обмена. Тезисы докладов. - Таллин, 1986г., с. 73-74.

13. Семакова И. История традиционного пения заонежан (к вопросу певческих стилей) рукопись, 1995г.

14. Семакова И. Тезисы к изучению традиционной культуры карелов. // Карельский этнос: история и перспективы развития. Тезисы научной конференции. - Олонец, 1996, с. 38-39.

15. Теплов Б. Избранные труды. - М., 1985г., т. 1.

16. Теплов Б. Психология музыкальных способностей. - М.-Л., 1947г.

17. Remmel M., Puutel I., Saru J., Sulek K. Automatic notation of one-voiced Song. - Tallinn, 1975.

Материалы:

1. Карело-финский народный эпос. - М., 1994г., т. 1-2.

2. The Kalevala Heritage. - Helsinki, 1995. - CL.

3. Песни, собранные П.Н. Рыбниковым. Былины. - Петрозаводск,  1989г., т. 1.

4. Русские эпические песни Карелии. - Петрозаводск, 1981г.