Зрителям Контакты

Сундук с песнями откроем

И. Семакова, 1990 г.

Сундук с песнями откроем,

Шкатулку со словами найдем / .Viršilippahani viritin,

Sanaarkkuni alotin

Еще несколько лет назад вопрос о песенном фольклоре кестеньгских карелов был запретным даже в среде специалистов. Знаменитый Э. Леннрот в 1836-37 гг. путешествовал по Кестеньгскому краю. Он хандрил: «С трудом поверишь, каким неприветливым показался мне мир после моего отъезда их Ухты. Свою грусть не могу выразить ни в словах, ни в песне. Я и раньше часто бывал на русской стороне, но в таком унылом настроении никогда.»[1] Леннрот поспешно проезжал деревню за деревней, практически не делая записей. Его диагноз фольклорной традиции был жестким: Край находится за пределами бытования знаменитой рунопевческой традиции беломорских карелов. Этот вывод на многие десятилетия определил и во многом замедлил собирательскую деятельности в Кестеньге и ее окрестностях.

Помнится, как лет 14-15 назад ярким солнечным днем в центре Петрозаводска я случайно встретилась с Ниной Александровной Лавонен. Ее глаза лучились счастьем. Она сдержанно по форме, но с большой внутренней силой стала рассказывать о только что состоявшейся поездке в Лоухский район. Исследовательница переживала свое открытие: «В Кестеньге детям поют эпические песни!»

«В Кестеньге эпические песни? Поют? Детям?» – в моей голове это укладывалось плохо. Я поняла восклицание Нины Александровны и ее счастье по поводу открытия позже, когда появилась составленная ею коричнево-серебряная книга с интригующим названием «Песенный фольклор кестеньгских карел». Шел 1989 год.

Как ошибался Элиас Леннрот относительно кестеньгских карелов! Поют они руны, эпические, свадебные песни, да еще как поют! А сколько знают заговоров! Умеют они и причитывать, и ёйкать, и детей качать.

«Мы имели возможность выявить традиционные фольклорные жанры во многих деревнях от многих исполнителей во время нескольких выездов. Выявлены такие талантливые для наших дней хранители эпических традиций, как А.Е. Салониеми, Ф.Д. Никонова, М.А. Кондратьева, семья Исаковых, У.Т. Токарева» – пишет Н.А. Лавонен. Ее вступительная статья в книге обстоятельна и глубока по содержанию. Читатель найдет в ней ответы на многие вопросы о жизнедеятельности кестеньгских карелов – от бытовых зарисовок, описания костюмов, верований до анализа фольклорной ситуации в крае в прошлом и настоящем, описание конкретных жанров фольклора. Есть здесь и информация о заселении края, и нотное приложение.

Уместно завершить рассказ о хорошей умной книге одним из опубликованных в ней образцов – редкой, известной только кестеньгским карелам песней об олене.

 

Joko myö laululla lähemmä,

Viršityöllä työnny (tämmä)?

Viršilippahani viritin,

Sana-arkkuni alotin.

Kenen oli kelpo härkä?

Kemiläisten keikkošarvi,

Antin ainuva ajokaš,

Poššulan poron vaša.

Kunne on kello keijahtanun?

Pinnalla Pitämä vuaran,

Piällä piän lakkapetäjän.

Rinnoin ajelen riivišoita,

Raikutin rasinahoja,

Ettei pulkka puita löisi,

Pehkoja perälauvatte.

Kunne on kello keijahtanut?

Piällä piän lakkapetäjän.

Kašvohan šarvet kallijošta,

Kippurat kiven lomista.

Toiskopa tuoho tuuli henken,

Ahava puarun ajasi,

Ahava puarun ajasi.

 

Ужели мы петь начнем,

К песнопению приступим?

Сундук с песнями откроем,

Шкатулку со словами найдем.

Чей был отменный бык (олень)?

Кемлянина (жителя Кеми) рогатый,

Единственное упряжное животное Антти,

Молодой олень Поссула.

Куда колокольчик завалился?

На вершину горы Питямя,

На вершинку кудрявой сосны.

Еду по краям топких болот,

Гремлю по бурелому,

Чтобы оленья кережа о деревья не билaсь,

Об кусты – задок саней.

Куда колокольчик завалился?

На верхушку кудрявой сосны.

Проросли рога из скалы,

Ветвистые – из расщелин камня.

Принес бы ветер ему (оленю) дыханье,

Весенний ветер – дух (жизни),

Весенний ветер - дух жизни.

Пойте ее, друзья, вместе с А.Я. Архиповой из д. Конец Ковдозе


[1] Elias Lönnrotin matkat. I-II osa. Helsinkin 1902, 8, 269.