Зрителям Контакты

Вепсская сказка Старичок и иазбойники

 

Ukoine da razbainikad

подкорпус вепсских сказок

средневепсский диалект, западные говоры

Информант: Комар Надежда Васильевна, г.р. 1941, место записи: Ладва (Ladv), Подпорожский р-н, Ленинградская обл., г. записи: 1981, записали: Онегина Нина Федоровна

Вепсские народные сказки, (1996), с. 129-130; ф/архив ИЯЛИ КарНЦ РАН: № 2660/1, НА КарНЦ, кол.83, ед.хр.151

 

Ukoine da razbainikad

   

Старичок и разбойники

Ende eli ukoine da akeine.

   

Жили-были старик со старухой.

Ukoižel da akeižel elend lapsid'.

   

У них не было детей.

Vanhtuiba, elend vonukoid'.

   

Состарились они, внуков нет.

Eliba hii gol'l'as, ii tetut, kut eläda edelespei.

   

Жили они бедно, не знают, как им дальше жить.

Ukoine reši mända mectamaha, možet sab kenennik, eläda linneb kebjemb.

   

Решил старик пойти на охоту – может, добудет что-нибудь, и жить будет легче

Mäni mecha ukoine, sai tedren.

   

Пошел старик в лес и добыл тетерева.

Astub tedrenke kodhe i kuleb paginan – pagištasoi razbainikad.

   

Идет с тетеревом домой и вдруг слышит разговор – разбойники беседуют.

Hän pöl'gastui, libui kushe. Ištub kuzes.

   

Он испугался и взобрался на елку. Сидит он на елке.

Razbainikad tuld'he necen kuzennust, tegiba lämein', pand'he katleižen kehmaha kiitost.

   

Подошли разбойники к этой елке, развели костер и поставили на него вариться котелок с супом.

Ukoine ištub kuzes.

   

Старичок сидит на елке.

Tirpi, tirpi, lähtob kuzi.

   

Терпел он, терпел – помочиться хочет.

Kuzeškanzihe dei katleižehe.

   

Помочился – да прямо в котелок.

Razbainikad pagištas:

   

Разбойники рассуждают:

- Sanutaze, elend sündud, a sünd om, näge miile katleižen töutab vedel.

   

- Говорят, что Бога нет, а Бог есть, видите, наш котелок водой наполняет.

Ištub ukoine kuzes i kacub, midä ratasoi razbainikad.

   

Сидит старик на елке и наблюдает, что разбойники делают.

Razbainikad aveižiba šougun. Šougus saiba pühkmen.

   

Разбойники развязали мешок, вынули оттуда скатерть.

Pühkmele šouguspei viškeižiba kuudeižid pätakoid i kümenikoid.

   

На нее высыпали из мешка золотые пятерки и десятки.

Lugeškat'he.

   

Начали считать.

Ukoine kacui, kacui i sordi tedren.

   

Старик смотрел, смотрел и выронил тетерева.

Tedr langen’ ani nenile pätakoile päle.

   

Тетерев упал прямо на эти пятерки.

Razbainikad pöl'gästuiba: ken-se hiid homeičeb. Skokkahtiba dei uidho.

   

Разбойники испугались: кто-то их заметил. Вскочили да и убежали.

A ukoine päzui i kerazi pühkmen dengoideke i tuli akaižennu kodhe.

   

А старик спустился и забрал скатерть с деньгами.

Nügude-ki eletaze akeine i ukoine čomin' i lukt'asoi vižnikad i kümenikad.

   

Пришел домой к жене, и теперь живут старик со старухой хорошо и считают пятерки и десятки.