Источник: https://kantele.ru/ansambl/history/5900/7112/7504/

В жизни инструмента кантеле в составе оркестра «Кантеле» были свои взлеты и падения. Создававшийся как кантеле-оркестр по типу Великорусского оркестра В.Андреева, коллектив «Кантеле» постепенно вырос в мощный ансамбль песни и танца по типу ансамбля песни и пляски А.Александрова, положившего начало появлению и развитию аналогичных ансамблей по всей стране.
Если в начале своего пути кантеле-оркестр представлял собой группу из нескольких кантелистов, то уже к 1948 году оркестр «Кантеле» включал: 1 кантеле-пикколо, 3 первых примы, 3 вторых примы, 2 первых альта, 2 вторых альта, 1 цитру, 3 кантеле-баса, 2 скрипки, 1 виолончель, 2 йоухикко, 1 вирсиканнель, 2 кларнета, 1 флейту, 1 гобой, 2 аккордеона, 1 баян и 1 ударную установку. (Всего в оркестре насчитывалось около 30 человек. Кроме того, в ансамбле были два чтеца-фельетониста и один чтец-сказочник. В целом, вместе с вокальной и танцевальной группой ансамбль насчитывал уже 96 человек, включая административный и художественный персонал).

Примерно такой же состав сохранился в течение 1950-х годов, когда наметился первый серьезный творческий застой ансамбля. Уровень коллектива понизила пришедшая без специальной подготовки молодежь, что значительно мешало дальнейшему росту и повышению профессионализма каждого отдельного подразделения в коллективе – оркестра, хора, балета.
Оставались проблемы и с репертуаром для кантеле-оркестра. По словам Гаврилова, композиторы мало изучили возможности игры на кантеле и национальных смычковых инструментах, поэтому они шли по пути наименьшего сопротивления: всю основную мелодическую линию давали кларнетам, гобою, виолончели – и этим самым оттесняли сам инструмент (основной в оркестре), видимо, боясь, что кантеле не прозвучит в основной теме и кантелисты не смогут технически овладеть сложными партиями. Едва ли не единственное исключение составляли авторские произведения Ройне Раутио – молодого и талантливого композитора, пришедшего в «Кантеле» дирижером в 1958 году. К сожалению, жизнь Ройне Раутио трагически прервалась через 2 года. Много неплохих сочинений и обработок оставили в репертуаре «Кантеле» Калле Раутио, Лев Косинский, Леопольд Теплицкий, Рувим Пергамент, Владимир Салоп.
Постепенно музыканты и руководство оркестра начали понимать, что чрезмерное использование инструментов симфонического оркестра, а также баянов и аккордеонов может уничтожить оркестр кантелистов и полностью противоречит изначальной идее создателя оркестра Гудкова.
Особенно ярко проявились недостатки работы коллектива тех лет в 1959, когда «Кантеле» выступил на Декаде карельского искусства и литературы в Москве: на концертах хор ансамбля совершенно заглушал звук кантеле.

Но уже в начале 1960-х ситуация меняется. В 1959 году во главе коллектива встает Семен Карп. С одной стороны, Карп и дирижер Лев Косинский пытаются «обновить» оркестр, вызвучить его основу – инструмент кантеле, но с другой стороны, ансамбль постепенно разбивается на несколько (крупных и мелких) самостоятельных художественных коллективов, работающих самых разных исполнительских жанрах и выходящих на сцену по отдельности. «Кантеле» перестает быть цельным коллективом, а инструмент кантеле – основой концертных программ ансамбля.
Это сильно тревожит ветеранов. Из дневника Максима Гаврилова: «11 февраля 1962. В оркестре кантеле не хватает основного – кантелистов. А что будет дальше? Надо бить тревогу уже теперь. Из артистов хора пытаются делать кантелистов (по совместительству). Увы, это пустая затея, ведь научиться играть на кантеле – надо годы <…> А эта практика не серьезна и результатов не дает».
Подобная ситуация с «оттеснением» инструмента кантеле повторялась еще не раз, что легко проследить по отзывам в прессе разных лет.
Например, в 1976, во время руководства Андро Лехмуса, музыковед Тамара Краснопольская выпустила статью «О некоторых перспективах творческой работы ансамбля «Кантеле». Она пишет о том, что оркестр довольно беден по звучности, пьесы его репертуара однообразны по приемам обработки песенных мелодий – сказывается упрощенное представление о возможностях народных инструментов и о самом народном инструментарии. Для того чтобы ансамбль приобрел самобытный, индивидуальный облик, коллективу необходимо вести постоянную студийную работу, изучать народный инструментарий, овладевать техникой исполнительства на народных инструментах, расширить качественный состав оркестра и его репертуар. Необходимо также повышение мастерства исполнителей благодаря контактам с композиторами и педагогами Петрозаводского филиала Ленинградской консерватории, активно работающими над созданием репертуара для кантеле.
В то же время ситуация с созданием репертуара для кантеле-оркестра композиторами Карелии остается прежней. В 1985 году «Кантеле» представил общественности новую программу «Руны Калевалы», в которой звучала авторская музыка композиторов Карелии, в том числе написанная специально для «Кантеле». Через год после премьеры появляется работа музыковеда Елены Антышевой (дочери кантелистки Татьяны Антышевой), где отмечается, что »…и у Репникова, и у Белобородова кантеле отводится скромная роль: соло его незначительны, чаще инструмент входит в аккомпанирующий состав…»
В июне-июле 1985 ансамбль был приглашен в Финляндию на праздник песни в Йоэнсуу и на праздник народной музыки в Каустинен. Гастроли длились месяц; в концертах участвовали оркестр, хор, вокальная группа «Айно» и балет. И хотя кантеле звучало в оркестре, квинтете, трио, все же Кари Дальблом отмечает: «Звуки кантеле все-таки остались немного в тени песен и танцев». Также он утверждает, что для руководства ансамбля «Кантеле» сам инструмент кантеле перестал быть важным делом.
50-летие «Кантеле» (1986) стало историческим событием в том плане, что вскоре после празднования в ансамбле начались очередные изменения, оказавшиеся для кантеле-оркестра губительными.
Карелов и финнов в «Кантеле» осталось лишь несколько человек. Образование кантелистов стояло под угрозой. Руководители ансамбля, а также руководители оркестра были по образованию руководителями хора. Они не знали кантеле как инструмент и, по словам Кари Дальблома, не очень им интересовались.
Долгое время кантеле-оркестр действовал под защитой исполнителей – ветеранов, благодаря их опыту и профессиональному искусству. Во второй половине 1980-х происходит обновление состава. Из оркестра ушли на пенсию Павел Дворжицкий, Тююне Пулккинен, Тойво Вайнонен, Максим Гаврилов. Когда пришла очередь Татьяны Антышевой, а также Эйлы и Эрика Раутио, то кантелисты остались без духовной поддержки. Правда, руководитель оркестра Сергей Стангрит стремился исправить положение и делал все возможное что было в его силах, чтобы поддержать кантелистов.

В статье «Святое наследие нужно сохранять» (1986) С.Стангрит, словно отвечая приведенным выше мыслям Т.Краснопольской, рассказывает: «Наш оркестр состоит из девяти кантеле, двух кларнетов, контрабаса, баяна и ударных <…> Кантеле сделало из нашего оркестра нечто необычное, самобытное. В.Гудков мечтал о возвращении в ансамбль йоухикко и вирсиканнеля, поэтому я решил осуществить его намерения и создать оркестр старинных инструментов. По звучанию к кантеле ближе всего находятся флейты и дудочки <…> Нужно как можно больше получить народных инструментов в оркестр кантеле, они придали бы оркестру новые краски <…> Я считаю оркестр времени Льва Косинского эталоном».
Из дипломной работы артистки оркестра Виктории Нижник (2005):
«В 1989 году руководителем оркестра стал Генрих Туровский, который работал в ансамбле студентов, изучающих финский язык в Петрозаводском государственном университете. Как оказалось, хроматическое кантеле как инструмент не был в его интересах <…> «Финский ансамбль» стал главным звеном «Кантеле», и ансамбль «Кантеле» по своим программам начал напоминать ансамбль университета, а ситуация стала похожей на послевоенную».
Напомним, что после войны оркестр «Кантеле» был перегружен чужеродными инструментами, совершенно заглушающими звук кантеле. И с того времени вопрос «Что же такое кантеле – основа ансамбля «Кантеле», просто название ансамбля или украшение сцены?» будоражил общественность еще не раз.
Такая «ситуация» продолжалась довольно длительный период, отголоски его дошли до начала 2000-х: «Хроматический инструмент кантеле в оркестре нивелировался. В 1991 художественное руководство принимает на себя Сергей Стангрит. Он вновь образует ансамбль старинных инструментов, в котором, однако, участвовали не все артисты.
В это время очень активно используются диатонические кантеле, что обуславливалось направлением репертуара. Часто они использовались как аккомпанирующие в составе «финского ансамбля» для сопровождения танцев, где основным приемом игры было бряцание. Диатонические кантеле также составляли основу ансамбля старинных инструментов.
В 2002 художественным руководителем стал Вадим Кучин, который стремился создать из ансамбля коллектив театрализованной направленности, где хроматическое кантеле было бы в одном экземпляре. К счастью, эта идея не реализовалась. Но, к сожалению, сокращение состава кантелистов все-таки произошло – вместо 8 исполнителей осталось 6.
В 2003 году художественным руководителем стал талантливый музыкант Вячеслав Иванов, хорошо изучивший специфику инструмента кантеле и оркестра. В.Иванов создает обработки, учитывающие тихое звучание хроматического кантеле. Кроме того, эта проблема частично решается путем использования звукоусиливающей аппаратуры, что удачно восстанавливает баланс оркестра»
.
В настоящее время в оркестре «Кантеле» 14 человек. Ансамбль кантелистов насчитывает: 3 примы, 2 альта, бас. Инструментальный состав включает: кларнет, 2 скрипки, аккордеон, контрабас, ударные, баян. Также существует ансамбль старинных инструментов, основу которого составляют 5-струнные, 10-струнные кантеле, йоухикко, вирсиканнель, сигудек, гудок, народные флейты. В этот ансамбль могут входить ударные (бубен, шаманский бубен), варган, пила, пяре (деревянная пластина на веревке), вепсские гусли и даже хроматическое кантеле. Все эти инструменты в своем составе могут варьироваться (так, например, в репертуаре этого ансамбля есть произведение, в котором участвуют лишь 10-струнные кантеле и вепсские гусли).

Ансамбль кантелистов: Виктория Нижник (прима, инструмент работы И.Кукка), Ирина Волокославская (прима, инструмент работы мастерской факультета Педагогического университета), Ирина Шишканова (прима, инструмент работы В.Челомбитько), Александр Сахарова (альт, инструмент работы И.Кукка), Александр Иванов (альт, инструмент работы И.Кукка), Александр Шишканов (бас, инструмент работы И.Кукка). Фото 2006 года

Ансамбль старинных инструментов. Ирина Волокославская (10-струнное кантеле работы А.Фролова), Александр Шишканов (10-струнное кантеле работы А.Фролова), Анна Петунова (гудок работы А.Фролова), Виктория Нижник (талхарпа работы А.Фролова), Сергей Смирнов (саамский бубен работы А.Фролова), Александр Иванов (талхарпа работы А.Фролова), Павел Шаматура (саамский бубен работы А.Мешко), Наталья Килесо (сигудек работы В.Салопа), Александра Сахарова (5-струнное кантеле работы И.Пуолокайнена), Ирина Шишканова (5-струнное кантеле работы И.Пуолокайнена), Артем Копецкий (народная флейта работы Д.Демина), Артем Ундалов (вирсиканнель работы И.Пуолокайнена). Фото 2006 года

 

 

 

©2021 г. Национальный ансамбль песни и танца Карелии «Кантеле».

 

Все права защищены. 

 

При любом использовании материалов сайта ансамбля «Кантеле» обязательна ссылка на https://kantele.nubex.ru

 

vkontakte facebook odnoklassniki youtube instagram telegram soundcloud

Наверх
Товар добавлен в корзину